Молитва на снятия клобука

Самое подробное описание: молитва на снятия клобука - для наших читателей и подписчиков.

Преосвященнейший епископ Симон прочел молитву на снятие клобука над новопостриженным иеромонахом Игнатием (Лукьянчиковым)

В Покровском кафедральном соборе города Шахты Правящий архиерей Шахтинской епархии Преосвященнейший епископ Симон совершил чтение особых молитвословий над постриженным 27 октября в монашество иеромонахом Игнатием (Лукьянчиковым), которые носят название «на разрешение (снятие) клобука».

Владыка Симон дал иеромонаху Игнатию архипастырские наставления и благословил на дальнейшие труды.

Епископ Шахтинский и Миллеровский Симон возглавил воскресную Божественную литургию в храме святого благоверного князя Александра Невского г. Шахты

Преосвященнейший епископ Симон посетил Пятницкое Архиерейское подворье ст. Манычской и провел собрание попечительского совета

ОСОБЫЕ МОЛИТВЫ ОТ ПОРЧИ

В этой статье подобраны особо сильные и специфические молитвы и заговоры для избавления от порчи и сглаза. Эти тексты читаются шепотом над водой, перечисляя имена тех, на ком порча или сильный сглаз. Сначала общие молитвы, затем специальные пять молитв (заговоров) по три раза. Воду дают пить пострадавшим от колдовства. Во время чтения должны гореть свечи – три, пять, или семь штук и желательно лампадка.

«На море-Окияне, на острове на Буяне стоит цер­ковь соборная, соборная богомольная. В этой церкви соборной, богомольной стоит мать Пресвятая Богоро­дица.

О, Матушка Пресвятая Богородица, могла ты БОГА — СПАСА народить, помоги ты нам от всякого «нечи­стого» духа и от лихого глаза, и от худого часа отгово­рить».

«Во дни или ночи, или час коий упражняется вся сила сопротивного. От славы ради Живого Бога сей священномученик всею душею молящегося глаголал.

А еще прогоняем Елизду и Дьявола от рабов Божь­их (имена). Силою честного и животворящего Креста Господня со всеми небесными силами пред высоким и страшным престолом, творяй слуги своя пламень огня паляща, Херувимов и Серафимов, властем предстоят Господственным силам, сниди в час в оньже, разбой­ник, ниде в рай, молитвою помолимся, Иисусу Навину и ста Солнце и Луна на много час ею же помо­лимся.

Читать 3 раза. Наговаривать на воду и давать пить порченным больным.

Архиепископ ГРИГОРИЙ

«Взирая на его непосильные каждодневные труды, можно было видеть его твердую надежду, веру в великое будущее нашей Святой Церкви. И когда во многих эта вера ослабевала, своими титаническими усилиями и личным примером этот великий архипастырь окрылял людей».

Сердечно рад предоставленной мне возможности поделиться своими воспоминаниями о незабвенном Авве, приснопамятном владыке Никодиме.

Этот человек внес огромный вклад в развитие нашей Православной Церкви, его светлое имя прочно вписано в церковную историю.

Множество воспоминаний, связанных с владыкой Никодимом, встают в моей памяти, множество ярких картин сменяют друг друга перед моим мысленным взором. С неизменной теплотой вспоминаю я почившего архипастыря: он был открыт для всех, всех вмещало его любящее сердце и окрыляла его теплая молитва к Богу.

Несмотря на то, что я не был в числе людей, наиболее близких владыке, непосредственно знавших его, разделявших с ним тяготы церковного служения, владыка Никодим сыграл определяющую роль в моей жизни. Господь судил так, что важнейшие жизненные этапы для меня были связаны с именем этого великого архипастыря: в 1973 году им был совершен мой монашеский постриг, а затем еще дважды он возлагал на меня свою святительскую десницу при посвящении в диаконский и иерейский сан. Первая моя встреча с владыкой Никодимом состоялась в 1969 году, когда я поступил в Ленинградскую Духовную семинарию.

Сильнейшее впечатление, я бы сказал, даже потрясение от этой встречи я до сих пор расцениваю как чудодейственное. Величие личности, растворенное мягкостью характера, простота в общении и проницательность ума, наконец, огромное личное обаяние владыки поразили меня. Должен заметить, что владыка митрополит Никодим оказался первым из архиереев, которого я встретил в своей жизни. Родившись в далекой Вятской глубинке, где не было благоустроенных дорог и транспорта, а до ближайшего действующего храма было около семидесяти километров, я не имел возможности видеть архипастырей Церкви — тем сильнее и ярче запечатлелся в моем сердце светлый образ незабвенного владыки Никодима. Встреча с владыкой оказалась каким-то совершенно новым, чудесным для меня событием.

Обучаясь в Ленинградской семинарии, я неоднократно замечал, как владыка Никодим интересуется успехами студентов; он помнил всех нас, знал наклонности и возможности людей и старался выявить способных для несения того или иного церковного служения.

Мне вспоминается случай, как однажды после окончания учебного года в семинарии я долго не мог уехать на каникулы. Однако события сложились промыслительно: совершенно случайно я попался на глаза владыке, который, как всегда, спешил — он торопился на московский поезд. Взяв меня за пуговицу кителя, он сказал: «Ты подожди меня недельку, я вернусь, и у нас будет разговор. А чтобы тебе было на что жить, вот тебе деньги», — и он положил в нагрудный карман моего кителя сторублевую бумажку.

Вернувшись в Ленинград через неделю, владыка призвал меня и благословил на лето проходить послушание чтеца в Троицком соборе Александро-Невской Лавры. Это послушание явилось для меня превосходнейшей школой, о которой я с благодарностью вспоминаю до сих пор.

С доброй улыбкой вспоминается мне мой монашеский постриг, совершенный рукою незабвенного архипастыря. Сразу после пострига поздно вечером по неотложным делам владыка Никодим отбыл в Москву, и, как удалось выяснить, он намеревался пробыть в столице не менее недели.

Я находился в это время в академическом храме. Непривычный клобук был для меня тесноват, и уже на второй день уши болели так, что казалось — вот-вот из них брызнет кровь. Из-за этой «ушной болезни» ни в одну из ночей я ни к чему не мог приклонить головы.

Когда же, наконец, владыка приехал в Ленинград, он первым делом послал за мной. В Крестовом храме, прочтя молитву на снятие клобука, он сказал мне: «Ты меня прости. Я в Москве совершенно забыл про тебя. Но хорошо хоть вернулся через трое суток, а не через неделю, как намеревался».

С большой теплотой вспоминаю я сегодня те счастливые минуты, когда мне доводилось служить в присутствии Высокопреосвященнейшего владыки. Несколько раз в свою череду мне посчастливилось совершить Божественную литургию в Крестовой церкви митрополичьих покоев в здании Ленинградской Духовной Академии, за которой владыка молился и неопустительно причащался. После окончания службы он имел обычай приглашать служившего иеромонаха к себе на завтрак. Непостижимо, что груз важнейшего архипастырского служения и забот не мешал владыке находить время на общение с рядовыми служителями Церкви. Удивительная проницательность и внимательность к собеседнику, с которой этот замечательный архипастырь вел общение, навсегда запечатлелись в моей памяти.

Владыка обладал необычной памятью — он помнил всех, с кем ему доводилось работать или служить, и за всех молился. А как пламенно он молился, как торжественны были богослужения, совершаемые им! Скольких Патриархов и архипастырей Поместных Православных Церквей, не говоря уже о целых сонмах архиереев нашей Святой Церкви, видели мы, учащиеся Ленинградских Духовных школ, за его богослужениями!

Не забыть, как любил Высокопреосвященнейший владыка праздники ставшего родным для нас храма Академии, посвященного памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Дважды в год Святая Церковь чтит этого великого святого, и практически всегда наш архипастырь участвовал в этом празднике, совершая торжественные богослужения.

Не забыть, как общался владыка с воспитанниками и студентами Ленинградской семинарии и Академии, как внимателен был к нуждам дорогих его сердцу Духовных школ, как для каждого из нас были открыты двери его кабинета, хотя и дожидаться иной раз приходилось весьма долго, так как прием он вел до глубокой ночи.

Владыка был внимателен к нуждам своих соратников по церковному служению, феноменальная память и удивительный дар организатора помогали ему точно выявлять людей для несения ответственных церковных послушаний.

Не говоря о том, что многие архипастыри нашей Святой Церкви обязаны своим избранием владыке Никодиму, он и среди студентов постоянно искал, выявлял, а затем и продвигал кандидатов на различные виды служения Церкви.

Работа с людьми, воспитание кадров, межличностное общение было родной стихией приснопамятного архипастыря. Имея к этому несомненную природную способность, подкрепленную большим личным обаянием, владыка развил в себе дар прекрасного собеседника. Проницательность ума и большой такт неизменно сопутствовали ему, однако прежде всего в беседе его отличала простота общения. Особенно меня поразило это качество владыки, когда мне довелось сопутствовать ему в его поездке на Валаам. Помню, тогда это небольшое путешествие на теплоходе разделил с нами отец Авель, в настоящее время наместник Иоанно-Богословского монастыря Рязанской епархии, вернувшийся тогда со Святой Горы Афон, где он нес нелегкое послушание настоятеля Русского Пантелеимонова монастыря.

Владыка Никодим в эту поездку был не совсем здоров, после очередного инфаркта он как-то по особенному был предрасположен к созерцанию окружающих красот, к неспешной задушевной беседе, к заветным размышлениям о тех трудных испытаниях, через которые пришлось пройти нашей Святой Церкви в XX веке.

Особенно запомнилась мне встреча и беседа с владыкой Никодимом летом 1975 года после возвращения студенческой делегации, в числе которой был и я, из Финляндии: перед самым подписанием в Хельсинки «Заключительного Акта по безопасности и сотрудничеству в Европе» несколько студентов Ленинградской Духовной Академии были направлены в Финляндию. По прибытии на Родину мы были приглашены к владыке и он, лежа в постели после очередного тяжелого сердечного приступа, с интересом расспрашивал нас о наших впечатлениях от этой поездки, делился собственными наблюдениями и переживаниями.

Очень яркими были встречи с владыкой в актовом зале Ленинградской Духовной Академии, которые он часто проводил после своего возвращения из очередной зарубежной поездки. Удивительно непринужденно общался он со своими слушателями. Его рассказы были доходчивы, давали массу необычной и полезной информации. В них было и много наблюдений чисто этнографического характера, подчас исполненных неподражаемого юмора. Весь актовый зал буквально сотрясался от взрывов дружного смеха, причем сам владыка Никодим смеялся заразительнее всех.

Глубина проникновения в специфику жизни различных народов, острота деталей в рассказах Владыки выдавали в нем четкость мышления и пытливость ума. Два этих прекрасных качества помогли владыке получить прекрасное энциклопедическое образование, во главу которого была поставлена, конечно, богословская наука.

Познания приснопамятного архипастыря в этой области были феноменальны. Так, однажды во время защиты докторской диссертации на Ученом совете Академии, как это часто случается, из-за какого-то неясного вопроса разгорелся нешуточный спор. И вот, процитировав наизусть на древнееврейском языке применительно к данному случаю большой фрагмент текста из Ветхого Завета, владыка сразу поставил точку в дискуссии. Некоторые из преподавателей рассказывали позднее, как буквально потряс всех участников заседания этот удивительный эпизод.

Глубокая образованность и простота, любовь к богослужению и исключительное трудолюбие отличали незабвенного владыку. В заботах и молитве проходила жизнь почившего митрополита. Взирая на его непосильные каждодневные труды, можно было видеть его твердую надежду, веру в великое будущее нашей Святой Церкви. И когда во многих эта вера ослабевала, своими титаническими усилиями и личным примером этот великий архипастырь окрылял людей. Было видно, что в нем эта вера живет и он знает, ради чего нельзя опускать рук и нужно продолжать самоотверженно работать.

Архиепископ Можайский, викарий Московской Епархии

Год после пострига, или Как это – быть монахом

Содержимое

Год назад, 20 марта, протоиерей Владимир Коцаба принял постриг с именем Виктор. Как постриг меняет человека – читайте в интервью порталу «Православная Жизнь».

Архимандрит Виктор (Коцаба). Фото: © Серафим Росоха/Православная жизнь

Виктор победитель

– Отче, Вы ожидали, что получите имя Виктор в постриге? В честь кого Вас назвали? Просветите нас немножко.

– В честь мученика Виктора Дамасского. Я предполагал, какое может быть имя, но определенных предпочтений не имел. Для меня главным было не имя, а постриг, к которому я готовился, осознание важности и серьезности такого изменения в моей жизни.

– Что известно о Вашем святом покровителе?

– Немного, но о Викторе Дамасском и сейчас мало сведений, причем и те разноречивые. С 1906 года его мощи находятся в итальянском городе Фано. Имею надежду, что Господь сподобит когда-то там побывать и приложиться к нетленным останкам моего небесного покровителя. Сразу же после пострига один наместник монастыря передал мне в дар маленькую частицу мощей мученика Виктора, а другой близкий мне священник подарил старинную икону святого, в которую я и вложил мощи. Эта святыня находится в моем святом углу, где я каждый день молюсь своему Ангелу.

– Известно что-то о кончине мученика?

– Воин-христианин Виктор (с греч. «победитель») за отказ поклониться языческим богам мученически пострадал за Христа в средине II веке в Дамаске. По человеческим понятиям кончина святого была очень тяжелой. Его бросали в раскаленную печь, где он пробыл невредимым три дня, заставляли съесть отравленное мясо, ему вытягивали жилы, бросали в котел с кипящим маслом, повесили на дереве и опаляли тело свечами. Затем выкололи глаза, содрали кожу и обезглавили, после чего произошло чудо: из его тела потекли кровь и молоко. Память святого ежегодно совершается 24 ноября. Кстати, в росписях Киевского Софийского собора есть одно из древних изображений мученика Виктора (1 пол. ХІ века).

Монашество – тяжелый труд

Академический в честь Рождества Пресвятой Богородицы храм Киево-Печерской лавры

Вы после пострига по правилам три дня не выходили из храма?

– Да, как полагается. В пятницу вечером в пещерном храме преп. Феодосия Печерского в Дальних пещерах состоялся постриг. Вместе со мной постригали еще одного студента академии, отца Агафадора. До воскресенья мы находились в академическом храме Рождества Богородицы, но не были обделены вниманием и заботой: к нам постоянно приходили студенты, монашествующие, преподаватели, владыка ректор. Непрерывно читали Псалтырь. В полночь в храмовой тишине и полумраке с зажженными свечами совершали полунощницу, во время пения которой особые трепетные чувства наполняют душу. В воскресенье на Литургии мы причастились, с нас сняли клобуки. До этого все это время надо было находиться в головных уборах.

– Совсем. А вот когда сняли, то такое состояние наступает, будто рождаешься заново на свет Божий: очень тяжело находится так долго в клобуке. Для пострига их даже шьют чуть большего размера, чтобы голова не так болела и уши остались целы. Только после прочтения молитвы на снятие клобука монах впервые покидает стены храма.

– После пострига у всех бывает окрыленное состояние: чувствовалось особое вдохновение, сила, которую дает Господь. Создавалось впечатление, что искушения и страсти отходят от тебя, словно Бог ограждает щитом. Но, конечно, это ненадолго. Все мы, люди, грешные, и постепенно наши чистые души и сердца омрачаются грехом. Но отчаиваться не надо, ни в коем случае. Я всегда держу в уме и сердце слова одного современного монаха-подвижника, наместника монастыря возле Нью-Йорка схиархимандрита Иоакима (Парр): «Монашество – это когда человек в один день сто раз падает и сто раз поднимается». Монахи призваны к тому, чтобы всегда идти вперед, не останавливаться, падать, но подниматься, и так совершенствоваться… Монашество – тяжелый труд со многими искушениями, но Господь дает силы монахам для того, чтобы они прошли этот путь. Каждый верующий понимает и осознает, что человеческих сил недостаточно. Только полагаясь на волю Божию и Его всесильную помощь, соблюдая Евангельские заповеди, можно спасти свою бессмертную душу.

Верно, что монаха может понять только монах? Вы прочувствовали это? Мирянин не может так понять и посочувствовать.

– Конечно, мирянину сложно понять монаха и войти в его состояние. Семейный человек живет иной жизнью. У монаха есть только Бог. Вспоминаю рассказ одного нашего архиерея, мама которого спрашивала перед постригом, кто же ему подаст чашку воды на старости лет. Он приехал к матери со своим духовником, и тот сказал, что Господь пошлет человеку, который Его избрал, людей и они подадут не только чашку воды, но и намного больше. Об этом не надо беспокоиться. Я это и раньше понимал, но в монашестве полностью осознал. Дела, которые совершаются в жизни по благословению, управляются очень просто и быстро – Господь помогает и Ангелы сопутствуют. Это очень важно, тем более для монаха, ведь он обязан жить по благословению.

Главный обет

– Монах обещает Богу сохранить целомудрие, нестяжание и послушание. Это три столпа, на которых строится вся монашеская жизнь. Человеку, который всецело предается обету послушания, намного легче жить. Если что-то делаешь по своей воле – результат бывает плачевен. Кажется, что все правильно сделал, но чего-то не хватает. Для монаха быть в послушании – это основа жизни.

Вам знакомо чувство одиночества? В монашестве оно не усугубилось?

– Когда-то у меня состоялся разговор с приснопамятным Блаженнейшим Митрополитом Владимиром. Мы говорили на тему выбора жизненного пути. Тогда мне было 23 года. Я сказал, что как-то тревожно осознавать, что монах на всю жизнь остается один. Владыка мне ответил, чтобы я не переживал по этому поводу, ибо никогда не буду одинок. С монахом всегда Бог, и Он пошлет людей, которые ему нужны на определенном этапе жизни. Эти слова я всегда помню, даже выражение лица и эмоции, с которыми Блаженнейший говорил их. А теперь, спустя 10 лет, я нахожу подтверждение сказанному в своей собственной жизни. Господь посылает мне достаточное количество прекрасных людей, некоторые из них открываются для меня по-новому. Человек не должен лишаться общения. Но самое главное – гармония в общении с Богом.

От каких привычек пришлось отказаться, став монахом? Что Вы оставили в прошлой жизни?

– В монашестве я осознал всю серьезность самодисциплины. Очень важно иметь правильный и твердый жизненный настрой. После пострига владыка ректор митрополит Антоний подарил мне «Отечник» святителя Игнатия Брянчанинова с дарственной подписью и кратким пожеланием: «Всегда помни монашеские обеты». Эти слова красной нитью должны проходить в жизни монаха. Когда человек расслабляется, даже немножко, он перестает чувствовать падение. А упав, понимает, что надо было очнуться раньше. Искушения будут в любом случае, потому что жизнь монаха – это постоянная борьба с самим собой, со своими помыслами. Монах должен победить себя. Мне всегда памятно выражение нашего Предстоятеля – Блаженнейшего Митрополита Онуфрия: «Мы должны быть строгими к себе и милостивыми к другим».

– Когда я анализирую все свои мысли, поступки и дела, мне себя не жалко. Я никогда не пытаюсь находить вину в другом человеке, но ищу ее в себе. Иногда мысли направлены на самооправдание, но их надо глушить, потому что враг в тонких межчеловеческих отношениях пытается посеять вражду, недопонимание, которое потом переходит в гнев и озлобление. С греховными помыслами размышлять нельзя, их нужно пресекать в зарождении.

Расстояние не помеха!

– Почему именно 20 марта было выбрано днем пострига?

– Блаженнейший Митрополит Онуфрий назначил этот день для пострига.

– Когда была объявлена дата пострига? Быстро это время пролетело?

– Мой разговор о постриге с Митрополитом Онуфрием состоялся за несколько месяцев до Великого Поста. В один из воскресных дней перед началом Четыредесятницы за богослужением Блаженнейший подозвал меня к себе и благословил готовиться к постригу на ближайший пост. Тогда я поехал к своему духовнику отцу архимандриту Серафиму, который несет послушание наместника монастыря в Беларуси (возле города Бреста). Он много лет подвизается в своей обители, за пределы которой выезжает крайне редко, поэтому к поездке в Киев на мой постриг он готовился весьма серьезно и заблаговременно. Он и стал моим восприемником. Я благодарю Бога, что когда-то Он сподобил меня встретиться с этим духовным и умудренным годами человеком.

С духовником, архимандритом Серафимом

– Это тот человек, под духовное водительство которого вручается новопостриженый монах. Восприемник должен наставлять и вести врученное ему духовное чадо. Меня с моим духовником разделяет 600 км и граница с другим государством, но я стараюсь ездить к отцу Серафиму при первой же возможности. Он мне так и говорит: «Жаль, что ты так далеко, но ничего, расстояние не помеха!» Если возникают вопросы, звоню ему, советуюсь, принимаю благословение. Его слово для меня закон, даже если у меня есть свое видение на тот или иной вопрос. Бывает, звоню старцу, а он уже ждет и знает что я по делу, а не просто с праздником поздравить. Очень важно не самочинствовать, а выполнять благословение духовника, через которого человеку приоткрывается воля Божия.

– Вы уже стали чьим-то восприемником?

– Я еще молод (улыбается).

– Это от возраста зависит или теоретически Вы можете стать?

– Теоретически могу, конечно. На практике, по установившейся уже традиции, новопостриженных иноков воспринимает духовник монастыря. Это, как правило, опытный и духовный человек, который является авторитетом для братии. В духовной академии тоже есть духовник, который свой опыт передает молодым монахам, ставшим на эту стезю.

Испытания нужны каждому человеку, а особенно монаху

– Что бы Вы посоветовали тем, кто решил стать монахом? Может быть, испытать себя как-нибудь? Как отличить юношеский порыв от реального желания стать монахом?

– В первую очередь я бы посоветовал не спешить. Этот выбор должен быть осознанным и обдуманным. Нужно внимательно послушать себя. Если человеку на жизненном пути начертано быть монахом, то рано или поздно Бог приведет его к этому.

– Интересно, у Вас всегда к монашеству было стремление?

– С юности своей я всегда смотрел на монашествующих по-особенному, с благоговейным трепетом, воспринимал их как непростых и неземных людей, как часть чего-то небесного. Мне всегда импонировали монахи, имеющие глубокий духовный опыт, трезвомыслящие, рассудительные, которые могут красиво держать слово, защищать Церковь, поднимать Ее авторитет в обществе. Образ ученого монаха всегда был перед моими глазами. Так Господь управил, что я сподобился пополнить ряды монашеской братии. Теперь каждый день пытаюсь опытно стремиться к достижению того монашеского идеала, который нарисовал себе с ранних лет.

Каждый должен пройти свой путь, который без ошибок просто невозможен. Говорят, что лучше учиться на чужих ошибках, но все же есть такие ситуации, в которые нужно попасть самому для того, чтобы все почувствовать и понять. Тогда ты можешь поделиться с другими приобретенным опытом, твоя теория будет подтверждена практикой, а слова будут весомыми, пронизанными пережитым. Они станут подспорьем и помощью другим. Все испытания, которые Господь посылает в жизни, надо с благодарностью принимать. За все благодарить Бога! Помните, как в жизни одного египетского пустынника наступило спокойное время, без искушений. Он очень опечалился, что Господь его забыл, если не посылает ему испытаний, благодаря которым человек становится ближе к Богу. Ведь когда в жизни исчезают проблемы, мы расслабляемся и отдаляемся от нашего Творца. Испытания нужны каждому человеку, а особенно монаху. В падении и восхождении глубокий опыт школы монашеской жизни. Так человек познает Бога. Это бесценный путь. Приобретая знания и опыт, надо помнить, что когда-то они могут принести пользу другому человеку.

Беседовала Наталья Горошкова

Статистика просмотров

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Нижнее меню

Просмотров сегодня: 875

Мнение редакции портала может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.

Использование материалов сайта в печатных изданиях и на интернет-ресурсах возможно только с указанием ссылки на портал.

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here