Картина молитва автор

Самое подробное описание: картина молитва автор - для наших читателей и подписчиков.

Описание картины Жана-Батиста Симеона Шардена «Молитва перед обедом»

Updated on 26.11.2014 By Admin

Картина тематики жанровых сценок из жизни, написанная маслом на холсте. Как и многие другие работы художника в этом жанре, картина получилась очень доброй и нежной. Глубокий и четкий взгляд на внутрисемейный быт обычных людей, семей. На первом плане изображен обеденный стол, за которым собрались к обеду две девочки и их мать. Руки девочек сложены в молитвенную фигуру, и они смиренно и послушно слушают свою маму, которая учит их произношению молитвы перед едой.

Мать же, расставляя посуду к обеду, не забывает повторять своим дочерям слова молитвы. Очень трогательная и нежная сцена, которая заставляет проникнуться духом любви к близким людям, к Богу. Также на картине изображены игрушки, которыми, очевидно, играли девочки совсем недавно, перед тем как сесть за стол. Это барабан и дудочка. Художник этим фрагментом передал настоящее послушание и смирение детей перед матерью, их кроткий и добрый нрав. Несмотря на веселье и игры, они проявляют серьезность и почет к воле матери.

Окружающий главных лиц пейзаж говорит о среднем достатке семьи. Их нельзя назвать бедняками, потому что платья девочек достаточно красивы, опрятны и пышны. Но и к богачам отнести также трудно, поскольку на заднем плане показана достаточно скудная и скромная обстановка в доме.

Картина не пестрит яркостью красок и живостью палитры. Однако именно это и придает ей особое очарование и утонченность. Белые цвета, преобладающие в одежде детей, подчеркивают их невинность и ранний возраст. Коричневые, серые, темно-желтые тона одежды матери и окружающей обстановки подтверждают реалистичность и жизненность картины.

В целом, картина очень целостная, раскрывающая сюжет в полной мере. Глядя на нее, охватывает чувство нежности, тепла и уюта.

РЕЛИГИЯ В ЖИВОПИСИ (ЧАСТЬ 2 – МОЛИТВА ПЕРЕД ЕДОЙ)

Но на смену язычеству пришла религия. В Евангелие от Матфея описано, как сам Христос, «И, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам». (Мф.14,19)

И у нас есть благочестивый обычай пред вкушением пищи обращаться с молитвой к Богу. Не дорого ли для нас, что этот добрый обычай освящён примером самого Иисуса Христа?

Иначе нелегко объяснить, почему за такое благо, как пища, за еду следует приносить особую благодарность, отличную от само собой разумеющейся и безмолвной признательности, которую мы ощущаем, наслаждаясь многими другими дарами в приятностями существования.

Слова благословения перед едой не лишены красоты за столом бедняка или над простою и непритязательной пищей детей. Именно здесь благодарственная молитва особенно исполнена благодарности. Человек, живущий в нужде, не знает, будет ли у него завтра еда или нет, и садится за стол с живым чувством, что она – благо.

Опять же больше всего пристало благодарственную молитву предпосылать самой простой еде. Чем менее возбуждается аппетит, тем более ум свободен для других помыслов. Человек может почувствовать себя благодарным, истинно благодарным за блюдом простой баранины с репою, и у него есть досуг подумать о таинстве и обряде принятия пищи, но когда перед ним дичина и черепаха, он неизбежно испытывает смятение духа, несовместимое с назначением благодарственной молитвы. Сочетать прожорливое возбуждение с религиозным чувством кажется мне богохульством.

Истинный предмет благодарственной молитвы – поддержание существования, а не лакомый кусок; хлеб насущный, а не деликатесы; средство сохранить жизнь, а не средство ублажать плоть.

Недалеко от Константинополя, в глубоком безмолвии жил святой отшельник. Все почитали этого пустынника, и многие для пользы душевной посещали его. Однажды, в одежде простого воина, пришел к этому старцу римский император. При разговоре пришедший гость увидал висящую на стене корзину с сухим хлебом. Ему захотелось вкусить этого хлеба. Старец очень этому обрадовался, принес деревянную чашку с водой, положил туда сухой хлеб и, помолившись, сел со своим гостем за трапезу. По окончании стола старец принес свежей воды и подал гостю. После трапезы гость открылся, кто он, и потом сказал: «Вот я и родился царём, и теперь царствую, но никогда не вкушал хлеба, не пил воды с такою приятностью, с какою ныне ел и пил у тебя. Как сладка мне твоя пища!»

«Мы, монахи, – ответил отшельник, – принимаем пищу свою с молитвой и благословением, оттого наше брашно, хоть и худое, бывает сладко. А в ваших домах пьют и едят без молитвы, с шумом и празднословием, и оттого богатые и роскошные трапезы бывают у вас безвкусны – им недостает услаждающего благословения Господня».

Благодарственная молитва – или благословение пищи – произносится перед тем, как трапеза началась. Молитву можно читать сидя или стоя, некоторые молятся, опершись ладонями о край стола или положив руки на колени, хором или повторяя про себя произносимые кем-то одним слова. Когда на обеде присутствует священнослужитель, его обычно просят благословить трапезу.

Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполняеши всякое животное благоволения.

Господи, благослови нас и эти дары Твои, вкушаемые нами от щедрот Твоих. Во имя Христа, Господа нашего, аминь.

  • Запись понравилась
  • 8 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 8Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    И еще , уже непосредственно к этому посту.

    Когда-то мне показали, что в молитве Отче наш последние строки такие: Яко твое есмь Царствие, И Сила и Слава во веки веков , Аминь. Здесь меня могут поправить истинно знающие .

    Молитва Пересвета

    Холст, масло. 2005 г.

    Сергий Радонежский благословил Пересвета на Куликовскую битву. Другое название картины – «Молитва перед боем». Здесь самое главное – глаза Пересвета, его взгляд. Ради этого я и писал картину. Тут вряд ли нужно что-либо долго объяснять. Я не хотел искусственно создавать какую-то особую атмосферу, чтобы передать настроение непередаваемого мира этого святого. Вот он помолился перед рождением в Вечность. Надломил краюху хлеба. Вот мимо прошуршал ежик…

    Все это — Россия.

    Писал, как чувствовал, — что получилось, решать не мне, но это не главное. Главное, чтобы у каждого произошла своя встреча в глубине сердца с Пересветом и с самим собой.

    Дорогие друзья! Если Вы хотите иметь у себя дома, привнести в свою семью, оставить своим детям частицу того сильного русского духа, которым наполнены картины Павла Рыженко, Вы можете заказать копию одной из них, выполненную самим художником, передающую ту силу, тот дух, что и оригиналы, находящиеся сейчас в музее-усадьбе “Полотняный Завод”. По всем вопросам пишите на почту [email protected]

    Прожил 44 года,и нашел именно то,что душа моя желала. Это моя тема! Это мой автор!

    Какое лицо. Как все выполнено. БРАВО.

    Прекрасное исполнение. Хорошая работа.

    Всю ночь не спал монах смиренный,

    Молитвы Богу воздавал,

    Благословение на битву,

    Из уст он Сергия принял.

    Искусный воин Пересвет,

    Но стал обычным он монахом,

    Впитав в себя духовный Свет.

    И клятву Господу он дал,

    С мiрскою жизнью распроститься,

    Небесный приняв идеал.

    И Святый Дух в себе стяжал,

    Духовный опыт пригодился,

    На битву первый он восстал.

    Копье врага сразит его,

    Но Дух Победы,-Божья Искра,

    Легла уж на его чело!

    Здорово. Эту работу я недавно видел написанную самим автором! Сильная работа!

    Какой мощный образ! Такой. истинно русский мужик, коренной, вросший в русскую землю. Непохоже, что он знатного рода. Он – сам русский народ!

    Павел, спасибо Вам! Я только сегодня открыла вас для себя. Меня сразила “Калка”. Просто нет слов. И Пересвет – тоже! Сколько за изображением таится чувств!

    А как посмотреть Ваши последние работы?

    Как печально: оказывается, Павел умер. А я и не знала!

    Картина молитва автор

    Рады приветствовать Вас на ежедневно обновляемом Арт Блоге – все самое интересное, яркое, забавное, полезное из мира живописи, искусства. Картины, художники, гении, творческие личности все это у нас. Оставайтесь с нами будет интересно!

    Николай Бессонов » молитва картина

    This entry was posted on Saturday, December 6th, 2008 at 12:47 and is filed under . You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

    Leave a Reply

    You must be logged in to post a comment.

    Живопись, картины, художники – Арт блог is proudly powered by

    Молитва в живописи

    Александр Лаврентьевич Витберг.

    Даже твоё молчание может быть частью молитвы.

    Из публичных выступлений индейских вождей.

    Василий Васильевич Верещагин.

    Поможет, как попова молитва.

    Хоть молебен отпет, да проку нет.

    Измолился в нитку, а всё нет прибытку.

    Василий Васильевич Верещагин.

    Молитвенная машина буддистов.

    Елизавета Меркурьевна Бём (Эндаурова).

    Встал, умылся, Богу помолился и закусил.

    Елизавета Меркурьевна Бём (Эндаурова).

    Помолись, да и в путь пустить! Смелому Бог в помощь!

    Торжественное возвращение санкт-петербургского ополчения на Исаакиевскую площадь, где было воздано Богу благодарственное моление. Июня 12 дня 1814 г.

    Прокопий Устюжский молитвой отводит тучу каменную от города Устюга.

    Николай Константинович Рерих.

    Прокопий Праведный за неведомых плавающих молится.

    Падение мага Гермогена по молитве св. Иакова.

    Рембрандт Харменс ван Рейн.

    Юрий Константинович Люкшин.

    Молитва святого Гермогена. Серия «Валаамские старцы».

    Юрий Константинович Люкшин.

    Молитва святого Сергия. Серия «Валаамские старцы».

    Юрий Константинович Люкшин.

    Моление Ярославны. Серия «Слово о полку Игореве».

    Картина молитва автор

    МОЛИТВА ХУДОЖНИКА

    26 апреля в Царской башне Казанского вокзала – необычная мультимедийная презентация уникального художественного альбома – монографии “ДМИТРИЙ БЕЛЮКИН” и открытие выставки “Афон ”

    На шести огромных экранах под неувядаемые шедевры Прокофьева, Чайковского и Рахманинова всплывают монастыри Афона, российские пейзажи, панорамы Санкт-Петербурга пушкинской поры, сам великий поэт, сцены из “Евгения Онегина”, святые места Православия, императоры и полководцы, знаменитые исторические полотна…

    Узнаваемые, но не совсем. Их никогда еще не видели в таком масштабе. Тем более – с укрупнением важных деталей, намеков художника на заложенный в каждой картине шифр. Шифр, дающий зрителю возможность самому “вскрыть” художественный замысел, увидеть “второй”, а, может, и “третий” план.

    Так действующих художников еще не показывали. Специалисты Издательского Дома «PrePress International» и команда музея имени А.Н.Скрябина с помощью самых современных технологий обработки цвета, сложной компьютерной техники и мощных проекторов высокого разрешения фирмы Panasonic создали в этот вечер завораживающее шоу.

    А повод для такого буйства красок и образов – самый ни на есть серьезный. Выход в свет художественного альбома-монографии “Дмитрий Белюкин”. 648 страниц, 5,5 кг, серебряный обрез, сложное и изысканное по нынешним временам оформление*, 736 работ народного художника за тридцать лет, бережно переданная на печати ( что сегодня большая редкость! ) цветовая палитра. И совершенно неожиданно для такого фолианта – откровенный, исповедальный рассказ самого живописца об истории знаменитых полотен, которые, собственно, и есть вся его жизнь. Альбом выпущен Издательским домом «PrePress International» при поддержке фонда Андрея Первозванного и Центра Национальной славы. Отпечатан в типографии PNB.

    Белюкин при всем своем творческом жанровом многообразии,- признанный мастер исторической картины. Немногие мэтры ( и ранее, и, тем более, сейчас ) берутся за нее – слишком велик риск: кропотливая, иногда многолетняя работа.( Проще написать сто портретов или коммерческих пейзажей ). А Дмитрий когда-то в 80-х написал свой первый большой холст – «Смерть Пушкина». Потом в начале бурных 90-х появились «Зеркало» ( ужасная страница нашей истории по раскулачиванию, уничтожению крестьянства ), «Осколки».

    И, конечно, монументально многофигурная – «Белая Россия. Исход». О трагедии огромной страны, о разорванных нитях нации, уничтожении векового жизненного порядка, вызовах христианской цивилизации. Как удалось передать это пустое небо, небо без Бога, над уходящим в никуда кораблем-плотом с двуглавым орлом, последним осколком великой империи?! «Я просто увидел,- вспоминает художник,- толпу шевелящуюся, разноликую. Все эти шляпки, муфты, ботинки со шнуровкой, кофточки, чепчики с кружевами, тросточки, баулы и куклы…» В костюмерных «Мосфильма», у казаков Московского землячества, на Дону, в Сибири, на Валдае,- везде «добывались» для картины ордена, мундиры, френчи, шинели, гвардейские сапоги с александровскими кокардами: «сор истории», бесценные детали, без которых никогда не найти историческую правду. Сотни подготовительных этюдов, фигуры, лица монахов, корниловцев, купцов, артистической богемы… А потом «открылись» лица. И толпа под кистью мастера превратилась в зловещий образ эпохи. Эпохи разлада, разрыва, опустошения.

    Белюкин – не просто самый лучший, а настоящий знаток, энциклопедист пушкинской эпохи и знаменитый иллюстратор «Евгения Онегина» . Не состязаясь с Александром Сергеевичем в легком слоге и остроумии, маленькие жанровые картины передают настоящую атмосферу пушкинской поры с участием одного из главных персонажей романа – самого поэта. Разве не интересно, как выглядит морошка – любимая ягода гения; или что раненого Пушкина специально положили на диван в кабинете дома на Мойке головой к окну – чтобы не слепил свет? Или какие конкретно книги стояли на полках возле его последнего пристанища ( а со смертного одра он обратился именно к ним: «Прощайте, друзья!»)? А Белюкину важно даже что было в скомканном листе бумаги у постели умирающего – ненужный рецепт, долговая расписка, последние строки?! О чем думал великий поэт на пороге вечности?

    С такой дотошностью к обычаям, деталям, даже моде того времени никто не подходил к бессмертному роману. Но Белюкину и этого мало – он постоянно посещает Михайловское, Тригорское, пишет много этюдов, панорам, пейзажей; подолгу рисует Петербург с его роскошной мостово-дворцовой графикой Невы. А легко ли, скажите, представить Татьяну – ведь в романе о ее внешности почти ничего? Или как поймать пластику обворожения Натальи Николаевны: того омутового взгляда, из-за которого можно и на дуэль? И тут уж дудки – никакие архивы и исторические изыскания не спасут! Нужен воздух, небанальная деталь, нерв, узнаваемая атмосфера времени. Познакомившись, например, с великим хранителем Пушкиногорья С. Гейченко, в долгих общениях с ним за самоваром, Белюкин обнаружил, что Семен Семенович, обладавший бесценным архивом, иногда «дорисовывает», придумывает Пушкина, и… еще больше разжигает в нас любопытство и познание.

    Точность исторических деталей, интерьеров и пейзажей Петербурга ХIХ века характерна для всей впервые собранной в одной книге полностью пушкинианы художника.

    …Однажды группа живописцев отправилась на священную Гору Афон. 2033 метра, между прочим. Выкинуты из сумок вода и консервы, оставлены рядом с тропой подрамники. А сил уже нет, ноги не слушаются, воздуха не хватает. Ночью, на половине пути, спасли от замерзания случайные монахи. Еле взобрались. Поднялись, кажется, все. Картину, по памяти, по ощущению охватившего переживания и необыкновеного света над двухтысячелетним ”островом молитвы” написал один. Потом «Панорама с вершины Святой горы» Белюкина объездила с выставками полмира.

    Постепенно родился цикл «Святые места Православия» – абсолютно незаказной, от души, он переносит нас из Иерусалима на Соловки, в Печоры, на Валаам, в тихие монастыри «сердца» России. Каждый год эта серия пополняется новыми работами, а к открытию в этот же вечер – 26 апреля – экспозиции выставки «Афон». К 1000-летию присутствия русских на Святой горе» закончено СЕМЬ новых картин.

    Изображения Афона – это натурные пейзажи и интерьеры храмов и монастырей, сделанные во время паломнических поездок и творческих командировок на Святую Гору. Самые монументальные произведения художник по этюдам пишет в Москве, в мастерской. Представлены замечательные пейзажи русского монастыря Великомученика и целителя Пантелеимона, скита Андрея Первозванного , до середины ХХ века тоже принадлежавшего России; одного из главных монастырей в афонской иерархии греческого Ватопеда, монастырей Святой Анны, Пантократора, Ставроникиты, Иверона с главной святыней Афона – иконой Вратарницы ( Иверской Божьей Матери ) и др.

    Вот как пишет об этом в книге сам автор: « Пейзаж Святых мест – это взгляд издалека с надеждой и радостью, это ожидание чуда. Это вечное желание уйти от нашей мирской суеты в иное измерение… При непохожести ландшафтов, архитектуры и внутреннего убранства монастырей и обителей – они все невероятно живописны и красивы, очевидно, потому, что Святыня не бывает некрасива».

    Женщинам, по уставу монашеской республики, вход на Афон закрыт. Но даже не все православные паломники решаются на трудный подъем на вершину Святой горы. Поэтому белюкинская «Панорама…» и другие ( старые и новые, впервые экспонируемые ) картины «Афона» послужат в эту предпасхальную неделю и доброму делу просвещения, обретения веры.

    Но и после светлого праздника Воскресения Христова можно будет увидеть эту уникальную экспозицию – выставка продлится два месяца.

    Как рождалась книга

    Оформление книги выполнила известный дизайнер Татьяна Конде . В ее портфолио немало замечательных художественных альбомов, но нынешний – все-таки особенный . Дизайн книги не выставляет напоказ какие-то излишние книжные украшательства, все подчинено главной цели – максимальному погружению читателя в творческую лабораторию художника, недежурному соприкосновению с настоящим искусством. Все, – от тщательно подобранного кегля и наклона удобных шрифтов, до «воздушного» оформления разделов, – помогает наслаждаться живописью, а не разгадыванием оформительских изысков. Но чеканная, лишь видимая простота эта достигнута сложными техническим приемами книжного ремесла: так для выпуклого круга в центре обложки применен специально сконструированный штамп. Получается эффект «вылета» монограммы, как бы приглашающей в таинство недр книги. Это своеобразная манящая «замочная скважина», а ключ – в руках у внимательного и благодарного читателя, открывающего тяжелый «кирпич» иллюстрированных страниц. Серая плюшевая кожа обложки «подсвечена» серебрением обреза, оторочена строгим серебряным тиснением буквиц заголовка первой сторонки и корешка книги. Объемный фолиант похож на седой средневековый замок, благородный и по-рыцарски представительный. Знающий себе цену. Сегодня многие дизайнеры пытаются экспериментировать с фактурами, форматами, необычными сочетаниями шрифтов и пр. Иногда это любопытно, но чаще – спорно. Подлинная же классика не может надоесть. Тем более, когда главная задача – оставить наедине с художником, приблизить, укрупнить живопись – выполнена!

    В любом художественном альбоме главная проблема – качество репродукций . Воспроизвести на печати ( с множеством технических условностей и ограничений ) подлинные цвета, полутона, светотени и пр.,- все, что выплеснул живописец на холст в порыве вдохновения,- удается крайне редко. Классики прошлого не обижаются, а вот действующие художники видят сразу: опять картина потускнела, снова бумага не передает все многообразие энергии мазков, «цветомузыку души». Очень опытная ( двадцать лет истории! ) команда цветокорректоров, компьютерных дизайнеров Издательского дома «PrePress International» ( ИД “ПриПресс Интернэшнл”) долго и тщательно работала над подготовкой книги в печать. Месяцы, и даже – годы – проведенные в правках вместе с автором у монитора, колдовство с измерительной техникой и профилями цветового охвата, подбор специального метода печати, скрупулезная работа с выбранной типографией ( приладки, подбор бумаги и т.д.); сотни цифровых и офсетных проб, переверсток полос… Работа с легендарным российским печатником Анатолием Федоровичем Махловым ( сейчас он возглавляет рижскую типографию PNB ). И, наконец, признание самого автора: « Мне нравится, никогда еще так точно не печатали моего Пушкина, исторические работы, заиграли пейзажи, высветились портреты…»

    А в конце рождается, как любит говорить Дмитрий Анатольевич, еще одно искусство – искусство смотреть картину . А искусство художника – прямо по Окуджаве – «нарисовать наши судьбы»! Он и рисует!

    Проникновенные портреты, запрещенная к показу цензурой ( в середине 80-х!) серия «Раны Афганистана» , батальные полотна, восхитительные пейзажи Валдая, Дальнего Востока… Впервые представлена самая полная подборка графики , лучшие фрагменты знаменитых картин. Щедро разбросаны на страницах книги точные комментарии известных искусствоведов, критиков.

    Как ни странно, альбом «Дмитрий Белюкин» надо не рассматривать, а читать . Читать заложенный там скрытый подтекст, докапываться до истин знакомых и не очень картин. Тогда вы поймете о чем это художник Дмитрий Белюкин: « Цветы нельзя писать раздраженным… Молитва художника – его картина… Я намешал краски и влепил удар такой световой силы… Прежде чем написать картину, ее надо увидеть…»

    Казалось бы, кому интересна вся эта «кухня»? Но настоящая книга живет долго . И тем более, если это художественный альбом. По нему будут судить потомки – чем жили, о чем думали, как видели МИР их предки. Есть, есть вечные ценности! И в нынешней тревожности бытия искусство по-прежнему спасает от уныния, дает ВЕРУ и НАДЕЖДУ.

    * Тираж 1500 экземпляров ( текст – на русском и английском ) почти сразу делает выпущенный альбом библиографической редкостью.

    o Переплетный материал обложки – серая эксклюзивная итальянская искусственная кожа, поистине плюшевая, с мелко выраженной, приятной на ощупь текстурой;

    Термотиснение серебряной фольгой на 1 сторонке и корешке;

    Блинтовое горячее тиснение;

    Специальное поднятие круга с монограммой уникальным штампом;

    Серебрение обреза книжного блока глянцевой фольгой;

    Блок 290х335 мм с особой 150-граммовой бумагой повышенной белизны, отделанный матовым офсетным лаком.

    При этом часть тиража выпущена в ВИП-варианте: Подарочный короб, два ляссе, серебрение обреза с трех сторон, специальная форзацная бумага и пр.

    Информационные спонсоры вечера: «Литературная газета», журнал «Искусство для всех», газета «Вечерняя Москва», газета «Гудок», телеканал «Спас», ТРК «Союз»

    Техническое обеспечение: музей имени А.Н.Скрябина

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here