Что значит да исправится молитва моя

Самое подробное описание: что значит да исправится молитва моя - для наших читателей и подписчиков.

Что значит да исправится молитва моя

Литургия эта так названа потому, что для причащения верующих употребляется преждеосвященный и напоенный Кровию Христовою Агнец. Этот Агнец освящается обыкновенно на предшествующей литургии Василия Великого или Иоанна Златоустого.

Литургия эта совершается по средам и пятницам Великого поста и в первые три дня Страстной седмицы.

Учреждение этой литургии относится к первым векам христианства, но в том виде, в каком она дошла до нашего времени, письменно изложил ее святой Григорий Великий, папа Римский, называемый Двоесловом, живший в VI веке по Рождестве Христовом, — до отпадения Западной Церкви от Восточной.

Вечерня на литургии Преждеосвященных Даров — до малого входа совершается по обыкновенному чину.

После пения гимна Свете тихий чтец посреди церкви читает две паремии: одну — из книги Бытия, повествующую о сотворении мира, грехопадении Адама и Евы и несчастных его последствиях, другую — из Притчей Соломоновых.

После первой паремии священник, стоящий пред престолом, появляется в царских вратах, держа в руках кадило и стоявшую пред Святыми Дарами свечу, осеняет крестообразно народ и возглашает:

Этими словами священник указывает на тот Божественный Свет, который в Ветхом Завете, до пришествия Иисуса Христа на землю, просвещал, среди языческой тьмы Богоневедения, ветхозаветных праотцов и пророков.

При этом благословении предстоящие преклоняются до земли, изъявляя тем свое благоговение к Превечному Свету, просвещающему все концы земли.

После второй паремии три певца отделяются от хора и, став пред царскими вратами, поют следующие стихи из 140-го псалма Давида:

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Непщевати — думать, придумывать, считать.

Вина — извинение, оправдание.

Самая литургия Преждеосвященных Даров начинается ектениями об оглашенных. После ектений открываются царские врата и вместо Херувимской песни хор поет:

Ныне силы небесныя с нами невидимо служат: се бо, входит Царь славы, се, жертва тайная совершена дориносится. Верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем. Аллилуиа.

Во время пения этой песни Святые Дары переносятся с жертвенника на престол, причем все предстоящие преклоняются до земли, воздавая тем должное поклонение Телу и Крови Христовой. При этом перенесении Святых Даров поминовения членов Церкви не бывает, так как оно сделано было на той литургии, когда освящались Святые Дары. По великом входе следует приготовление верующих к причащению, самое причащение, благодарение за причащение и конец литургии, по порядку литургии свт. Иоанна Златоуста.

Да исправится молитва моя

Только в дни Великого Поста в православных храмах совершается особое богослужение называемое Литургией Преждеосвященных Даров. Есть молитва, которая в эти великопостные дни поётся так, как не поётся в другое время года. Обычным порядком она поётся на каждой вечерне – как на будничной, так и на праздничной, в течение всего года; эта молитва знакома всем верующим и начинается она словами:

“Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…”

За литургией Преждеосвященных Даров эта молитва, после того, как она пропета обычным порядком, несколько позднее снова, многократно, поётся, перемежаясь с пением стихов, взятых также из псалтири.

Послушайте как возносит эту молитву наместник Свято-Михайло-Афонского монастыря игумен Герасим в алтаре Свято-Троицкого храма пред Святым Престолом.

Игумен Герасим. Да исправится молитва моя

Пояснения митрополита Филарета (Вознесенского) к этой молитве

“Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…”

Слова “да исправится” здесь не значит “пусть будет исправлена, поправлена” – нет. Они употребляются в том смысле, как, например, говорится про человека, что “он исправляет свои обязанности, свою должность”; это не значит, что он что-то поправляет, а говорится в том значении, что он выполняет свои обязанности исправно – регулярно, твердо, обычным заведенным порядком. Так и тут. Мы молимся “да исправится молитва моя, яко кадило пред тобою” – т.е. пусть выполняется, пусть совершается молитва моя, яко кадило пред Тобою.

Какое понятное и красивое сравнение: всякий знает, как поднимается из кадила кверху благоухающий ароматом кадильный дым. Вот так должна возноситься молитва христианина: “горе”, к Престолу Божию.

Но, к сожалению, молитвы наши часто не возносятся “горе” к Богу, – а стелятся по земле, в нашем равнодушии, нашей холодности. А потому и молимся мы о том, чтобы молитва наша возносилась к Богу как благоуханный дым из кадила.

“Яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею…”

В древности часто молились, воздевая – поднимая руки кверху, указывая на стремление души человеческой “горе”, к Престолу Всемогущего Господа; так и теперь в некоторые моменты во время молитв, как вы знаете, священнослужители молятся, воздевая руки вверх.

Слова “жертва вечерняя” – указывают на то, что молитва поется за вечерним богослужением.

Дальше поются слова, которые понятны.

“Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми (т.е. внимай) гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе (внимай, когда я буду взывать к Тебе, услыши меня) услыши мя, Господи”.

И затем идут слова из псалмов, которые поются на литургии Преждеосвященных Даров:

“Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих”.

О чем мы тут молимся?

В молитве Ефрема Сирина, столь часто повторяемой за великопостным богослужением, мы молимся, чтобы Господь устранил от нас духа празднословия, чтобы были связаны грехи языка, и вот опять, напоминая нам об этом, Церковь молится за каждого из нас, чтобы Господь Сам положил хранение устам нашим и дверь ограждения о устнах наших – ибо так важно беречься от грехов языка. И отсюда мы одновременно видим, что только Господь может положить это “хранение” на наши уста.

Как нелегко человеку воздержаться от грехов языка, как трудно бороться ему с этим грехом без помощи Божией, – нам разъясняет св. Отцы Церкви. Пока человек не начал борьбы с каким-либо грехом, он не понимает, насколько крепко этот грех держит его в своих когтях, а как только начнет борьбу с этим грехом – так сейчас же чувствует, что он – во власти этого греха, и что без помощи Божией ему нечего и думать о том, чтобы этот грех победить.

Вот что говорят о грехах языка святые Божии угодники – люди, отдавшие всю свою жизнь подвигу, постоянно себя строго контролирующие, постоянно себя очищавшие.

Великий подвижник, наставник монахов, известный в древности своею мудростью – преподобный Пимен Великий, беседуя однажды со своими учениками, и читая Евангелие, прочитал им слова Спасителя:

“Глаголю вам, что за всякое слово праздное, какое скажут люди, они дадут ответ в день судный. Потому что, – пояснил Господь, – от слов своих оправдаешься, и от слов своих осужден будешь”.

Прочитав эти слова, Авва Пимен сказал ученикам:

“Чада мои, где уж нам оправдаться от наших слов; чтобы не быть осужденными, – будем лучше молчать”.

А другой подвижник – Агафон Великий, 3 года носил во рту камень, чтобы приучить себя молчать. Когда язык хотел что-нибудь сказать, – камень напоминал, что, быть может, лучше помолчать или, во всяком случае, сначала, как следует, подумать.

Авва Арсений Великий перед смертью так говорил своему ученику:

“Сын мой, скажу тебе, – сколько раз я каялся в том, что говорил, и ни разу не раскаялся в том, что промолчал”.

И преподобный Сисой Великий – подвижник, который силой своей молитвы воскрешал мертвых, так говорит своему ученику:

“Сын мой, вот уже 20 лет, как я ежедневно утром и вечером молюсь: “Господи Иисусе, защити меня от языка моего, я ничего с ним сделать не могу!”

Вот как держится этот грех за сердце человека. Вот потому и молится церковь:

“Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих”, чтобы не вылетала из них празднословная, лишняя, грешно осуждающая речь.

И дальше к этим словам добавляются слова, которые далеко не все понимают:

“Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех”.

Имейте ввиду – прежде всего, что слово “вина” по-славянски имеет иное значение, нежели по-русски. По-славянски оно означает извинение, оправдание; “непщевать” — значит придумывать, изобретать.

Поэтому, слова “не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех” – означают: не уклони меня в такое лукавство (когда я буду каяться), – не допусти, чтобы я стал придумывать, изобретать оправдания своим грехам…

А как часто бывает, что человек говеющий и пришедший уже на исповедь пред Крестом и Евангелием, себя духовно обкрадывает, лишая себя истинного покаяния. Вместо того, чтобы истинным, искренним покаянием заслужить у Господа бесконечную милость, – он сам себя начинает оправдывать. Говоря о каком-либо грехе, он непременно придумывает смягчающие мотивы, стараясь как бы оправдать себя.

И это, к сожалению, бывает очень часто.

А святые угодники учили: не оправдывай себя сам, а то от Господа оправдания не получишь. Так вот, нужно бояться того, чтобы не придумывать оправдания своим грехам.

А то бывает такое впечатление, что человек на исповедь пришел, но боится, чтобы батюшка не счёл его уж очень большим грешником, и поэтому исповедуется с опаской, как бы о себе слишком много не наговорить, не сознавая того, что этим он отнимает всякую цену у своей исповеди и у своего покаяния.

Мало этого. Бывает, к сожалению и так, что человек на исповеди сознательно утаивает грехи.

Такой человек лучше бы на исповедь не ходил; пусть он запомнит, что, в случае, если человек идет на исповедь с намерением хоть один грех на исповеди скрыть, утаить, – то он ни в одном грехе прощения не получит, и прибавит ко всему этому ещё один, но более худший грех.

Великий знаток жизни и человеческого сердца Блаженный Митрополит Антоний грозно предупреждал:

“лгущие на исповеди обыкновенно кончают свою жизнь самоубийством”.

Поэтому берегитесь утаивать грехи, ибо, по указанию Владыки Антония, многие и многие случаи из так называемых “неразгаданных” самоубийств тем духовно и объясняются, что человек солгал на исповеди, надругался над благодатью Св. Духа, Всеведущего Бога пытался обмануть, и этим самым вверг себя в бездну погибели и окончил жизнь самоубийством – страшным Иудиным грехом. Будем помнить это, возлюбленные. Аминь.

Что значит да исправится молитва моя

Митрополит Филарет (Вознесенский). “Да исправится молитва моя…”

…Есть молитва, которая в эти великопостные дни поётся так, как не поётся в другое время года. Обычным порядком она поётся на каждой вечерне – как на будничной, так и на праздничной, в течение всего года; эта молитва нам знакома с детства и начинается она словами:

"Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…"

Слова "да исправится" здесь не значит "пусть будет исправлена, поправлена" – нет.

Они употребляются в том смысле, как, например, говорится про человека, что "он исправляет свои обязанности, свою должность"; это не значит, что он что-то поправляет, а говорится в том значении, что он выполняет свои обязанности исправно – регулярно, твердо, обычным заведенным порядком.

Мы молимся "да исправится молитва моя, яко кадило пред тобою" – т.е. пусть выполняется, пусть совершается молитва моя, яко кадило пред Тобою.

Какое понятное и красивое сравнение: всякий знает, как поднимается из кадила кверху благоухающий ароматом кадильный дым. Вот так должна возноситься молитва христианина: "горе", к Престолу Божию.

Но, к сожалению, молитвы наши часто не возносятся "горе" к Богу, – а стелятся по земле, в нашем равнодушии, нашей холодности.

А потому и молимся мы о том, чтобы молитва наша возносилась к Богу как благоуханный дым из кадила.

В древности часто молились, воздевая – поднимая руки кверху, указывая на стремление души человеческой "горе", к Престолу Всемогущего Господа; так и теперь в некоторые моменты во время молитв, как вы знаете, священнослужители молятся, воздевая руки вверх.

Слова "жертва вечерняя" – указывают на то, что молитва поется за вечерним богослужением.

"Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми (т.е. внимай) гласу моления моего,

внегда воззвати ми к Тебе – внимай, когда я буду взывать к Тебе, услыши мя, – услыши мя, Господи".

"Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих".

О чем мы тут молимся?

Помните, как вчера мы с вами говорили о том, как преп. Ефрем Сирин молился, чтобы Господь устранил от него духа празднословия, чтобы были связаны грехи языка, и вот опять, напоминая нам об этом, Церковь молится за каждого из нас, чтобы Господь Сам положил хранение устам нашим и дверь ограждения о устнах наших – ибо так важно беречься от грехов языка.

И отсюда мы одновременно видим, что только Господь может положить это "хранение" на наши уста.

Пока человек не начал борьбы с каким-либо грехом, он не понимает, насколько крепко этот грех держит его в своих когтях, а как только начнет борьбу с этим грехом – так сейчас же чувствует, что он – во власти этого греха, и что без помощи Божией ему нечего и думать о том, чтобы этот грех победить.

Великий подвижник, наставник монахов, известный в древности своею мудростью – преп. Пимен Великий, беседуя однажды со своими учениками, и читая Евангелие, прочитал им слова Спасителя:

"Глаголю вам, что за всякое слово праздное, какое скажут люди, они дадут ответ в день судный. Потому что, – пояснил Господь, – от слов своих оправдаешься, и от слов своих осужден будешь". Прочитав эти слова, Авва Пимен сказал ученикам: "Чада мои, где уж нам оправдаться от наших слов; чтобы не быть осужденными, – будем лучше молчать". А другой подвижник – Агафон Великий, 3 года носил во рту камень, чтобы приучить себя молчать: когда язык хотел что-нибудь сказать, – камень напоминал, что, быть может, лучше помолчать или, во всяком случае, сначала, как следует, подумать.

"Сын мой, скажу тебе, – сколько раз я каялся в том, что говорил, и ни разу не раскаялся в том, что промолчал". И преп. Сисой Великий – подвижник, который силой своей молитвы воскрешал мертвых, так говорит своему ученику:

"Сын мой, вот уже 20 лет, как я ежедневно утром и вечером молюсь:

"Господи Иисусе, защити меня от языка моего, я ничего с ним сделать не могу!" Вот как держится этот грех за сердце человека.

Вот потому и молится церковь:

"Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих", чтобы не вылетала из них празднословная, лишняя, грешно осуждающая речь. И дальше к этим словам добавляются слова, которые далеко не все понимают:

"Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех". Имейте ввиду – прежде всего, что слово "вина" по-славянски имеет иное значение, нежели по-русски:

по-славянски оно означает извинение, оправдание; "непщевать" значит: придумывать, изобретать.

Поэтому, слова "не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех" – означают: не уклони меня в такое лукавство (когда я буду каяться), – не допусти, чтобы я стал придумывать, изобретать оправдания своим грехам…

Вместо того, чтобы истинным, искренним покаянием заслужить у Господа бесконечную милость, – он сам себя начинает оправдывать.

Говоря о каком-либо грехе, он непременно придумывает смягчающие мотивы, стараясь как бы оправдать себя.

И это, к сожалению, бывает очень часто.

А святые угодники учили: не оправдывай себя сам, а то от Господа оправдания не получишь.

Так вот, нужно бояться того, чтобы не придумывать оправдания своим грехам.

Бывает, к сожалению и так, что человек на исповеди сознательно утаивает грехи.

Такой человек лучше бы на исповедь не ходил; пусть он запомнит, что, в случае, если человек идет на исповедь с намерением хоть один грех на исповеди скрыть, утаить, – то он ни в одном грехе прощения не получит, и прибавит ко всему этому ещё один, но более худший грех.

"лгущие на исповеди обыкновенно кончают свою жизнь самоубийством".

Поэтому берегитесь утаивать грехи, ибо, по указанию Владыки Антония, многие и многие случаи из так называемых "неразгаданных" самоубийств тем духовно и объясняются, что человек солгал на исповеди, надругался над благодатью Св. Духа, Всеведущего Бога пытался обмануть, и этим самым вверг себя в бездну погибели и окончил жизнь самоубийством – страшным Иудиным грехом.

Говение ваше подходит к концу, скоро уже придет тот час, когда придется вам стать на кроткое судилище Господне.

Какова милость Господня! Как она велика!

Как страшен будет тот суд, от которого никто из нас не уйдет, когда воссядет Царь Славы на Престоле Своем!

Он Сам говорил, когда пришел в мир первый раз, что Он пришел не судить мир, а пришел спасти его; но во второе Свое пришествие Он придет уже не спасать, а судить, и грозным и страшным будет Его суд для нераскаявшихся грешников.

Но здесь, в этом милостивом судилище покаяния, Он с любовью ждёт тебя, обременённого грехами, чтобы ты свое бремя тяжкое, греховное сложил у Его ног: здесь Он не осуждает, а прощает.

Митрополит Филарет (Вознесенский, Георгий Николаевич, 1903 – 1985)

Родился в г. Курске 22 марта.

Сын архиепископа Димитрия (Вознесенского).

Окончил восьмиклассную гимназию в Благовещенске-на-Амуре (1920).

Эмигрировав с семьёй в Харбин, он поступил в Русско-китайский политехнический институт и закончил его со званием инженера-электромеханика (1927).

В 1931 г. он окончил Пастырско- богословские курсы (переименованные затем в богословский факультет) при Институте св. князя Владимира.

Преподаватель Нового Завета, пастырского богословия и гомилетики в указанном институте.

Пострижен в монашество (1931).

Переехал в Гонконг (1962), затем в г. Брисбен (Австралия).

Епископ Брисбенский, викарий Австралийской епархии (1963).

На Соборе 1964 г. был избран Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей.

Скончался 8 (21) ноября 1985 г.

В 1998 г. нетленные останки были перенесены из крипты кладбищенского Успенского храма в собор Святой Троицы Свято-Троицкого монастыря в г. Джорданвилль (США).

© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского

(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

Да исправится молитва моя – я крокодила пред тобою

Толкование трудных мест богослужения

После великой (мирной) ектении начинается стихословие первого антифона* (первой части) 1-ой кафизмы, известного также в обиходе как "Блажен муж", по первым словам песнопения. Стихословить значит петь или читать текст книги Священного Писания по стихам, иногда попеременно с другими поющими или читающими и с некоторыми припевами (например, аллилуйя):

"Блажен муж, иже не и́де на совет нечестивых, аллилуия". В современном языке слово "блаженный", т.е. счастливый, благополучный, невозмутимо радостный (блаженное состояние) используется редко; у него также есть разговорный смысл – глуповатый, чудаковатый: "он какой-то блаженный", – покручивая пальцем у виска. "Счастлив человек, который не ходил на совет людей беззаконных, не соблюдающих заповедей Божиих; аллилуйя (хвалите Бога!). Ибо знает Господь путь праведных – праведников, тех, кто живет праведно, по правде Божией; и путь беззаконных (нечестивцев) погибнет".

"Воскресни́ Господи, спаси мя, Боже мой". Воскреснути здесь значит "предстать, явиться в силе, посетить": явись, восстань, Господи и спаси мя, Боже мой! После пения кафизмы в малой ектенье, состоящей всего из трех прошений, где мы призываемся паки и паки – опять и опять – в мире помолиться Господу, мы просим Его: заступи, спаси, помилуй и сохрани нас. Заступити по-церковнославянски – защитить, прикрыть собой; по Твоей благодати, т.е. Твоей, Господи, любовью и милостью.

"Яко Твоя держава, и Твое есть Царство, и сила, и слава. ныне и присно и во веки веков". Ибо Твоя, Господи, власть (держава), и Царство, и могущество, сила, и слава. сейчас и всегда (присно) и во веки веков. Аминь. Это заключительный возглас ектеньи, дальше следуют т.н. стихиры на "Господи, воззвах" – т.е. стихиры припеваемые (присоединяемые) к стихам вечернего псалма "Господи, воззвах к тебе, услыши мя" (вернее псалмов 140, 141, 129 и 116):

"Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня. да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние рукý моею, жертва вечерняя". Исправиться значит "направиться": "пусть моя молитва направится к Тебе, как дым фимиама (яко кадило)". Кадило – это воскурение ладаном, благовоние, каждение; а не только собственно кадильница, куда кладется уголь и ладан. Сам глагол кадити значит "возжигать". Воздеяние рук моих (руку́ – форма множественного числа) – буквально "поднятие рук вверх", известная с древности форма молитвенного прошения.

А что касается крокодилы. теперь, благодаря многочисленным изданиям богослужебных текстов, и с параллельным переводом, и с комментариями, нам уже не нужно "переводить" их со слуха; хочется верить, что жажда понимания и уровень народного благочестия от этого не понизятся.

*Первая кафисма Псалтири, разделяясь, как и прочие, на три "славы" (три части, каждая из которых заканчивается славословием "слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь", кратко именуемым "слава"), называется в уставе "антифонами", так как вся кафисма или первая ее "слава" (первый антифон) поются в известные дни антифонно (т.е. попеременно двумя хорами).

Приидите, припадем…

Вот мы пришли на всенощную в субботу, начинается великая вечерня, выходит дьякон: "Востаните! Господи, благослови!" Священник возглашает: "Слава Святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице всегда, ныне и присно и во веки веков"… и вместе с дьяконом поет: "Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви нашему Богу…" А что значит "припадем"? раньше я думала, как припадают к живительному источнику, или к чудотворной иконе, так и нас призывают припасть ко Христу… Ан нет – красиво, но неверно. Припа́дати (припа́сти) по церковнославянски означает пасть ниц (перед кем-либо), молить на коленях; "приидите, поклонимся и падем ниц (и помолимся) перед самим Христом, Царем и Богом нашим", – зовет нас Церковь к началу богослужения.

Дальше хор поет так называемый предначинательный (103) псалом (преднача́ти значит начинать, т.е это псалом, которым начинается вечерня). "Господи Боже мой, возвеличился еси зело…" Это не то, чтобы Он стал вдруг велик: возвели́читися – прославиться, явиться в славе. "Господи Боже мой, явился Ты в великой славе", – поется в псалме. И дальше: "Во исповедание и в велелепоту облеклся еси". Во что облекся, или оделся Господь? Велеле́пота – слово в современном русском языке отсутствующее, но понятное: помните, "лепотааа!" "Велия" ("лепота") – великая, очень большая; велелепота – это великолепие, величие.

А вот "испове́дание" в данном случае не имеет ничего общего с исповеданием какой-либо идеи, убеждения или веры; и к исповеди тоже не относится. Испове́дание в церковнославянском языке означает, прежде всего, прославление, славу: "Славой и великолепием ты облекся"; второе значение этого слова открытое признание, свидетельство: в утренней молитве к Пресвятой Троице мы просим Бога открыть наши уста, чтобы воспевать Его "во исповедании сердечнем", т.е. с открытым сердцем. В современном русском языке существительное "исповедание" в таком значении не используется. И глагол "исповедовать" в значении "откровенно сообщать" (например, свои мысли) уже считается устаревшим.

По страницам канона св. Андрея Критского

Сегодня вновь зазвучит вновь Великого покаянного канона св. Андрея Критского – на 5-ой неделе поста – теперь целиком, посмотрите, вчитайтесь еще раз в этот удивительный текст, проникнитесь самим языком канона.

Мы много писали об уроках покаяния, силе образов, глубине богословия, а ведь все это выражено удивительным языком – языком необыкновенной силы и смысловой насыщенности. В каждом образе, каждом сочетании слов сконцентрировано множество мыслей. Это не рассказ, нет – это вопль, плачь, призыв к собственной душе – встань, просыпайся! Как ты погрязла в злодеяниях. Посмотри, на что ты стала похожа!

Откуду начну плакати окаянного моего жития деяний? (пн., 1 троп. 1 песни) не поведать, не перечислить, а оплакивать.

К тому же плакатися по-церковнославянски – каяться, обращаться со слезами. Св. Андрей часто называет себя и свою жизнь окаянной, т.е. несчастной, жалкой, бедственной.

От юности, Христе, заповеди твоя преступих, всестрастно небрегий, унынием преидох житие… (срд., 1 троп. 1 песни), я с малолетства погрешал против Твоих, Христе, заповедей (преступити – погрешать, ошибаться; отсюда церк.слав. преступление – ошибка, погрешность), презирая их, подверженный всяческим страстям, провел жизнь беспечно (бездействуя в деле спасения, унынием).

Богатство свое я изнурил в блуде (срд., из 3 троп. 1 песни), истратил, истощил в беспутстве все то, чем Ты меня одарил, и нет у меня ни слез, ниже (даже ни) покаяния… ниже умиления (печали, сокрушения; срд., 2 троп. 2 песни).

Я погубил свою первозданную добро́ту и благолепие, созданную прежде красоту и убранство (срд., 3 троп. 2 песни), – бойся, душа, Господа вопиюща (взывающего)… яко неумытного, и яко судии и бога (срд., 2 песнь, 2 ирмос, 1 троп.), ибо он неподкупный, судья и Бог (мыто по-церк.слав. значит подать, отсюда мытарь – сборщик податей, налогов).

Кому ты уподобилась, душа, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленьми (срд., 2 песнь, 2 ирмос, 2 троп.), т.е. жестоко поразив (буквально "побив камнями") тело злодеяниями и убив ум бессмысленными, безумными помыслами (церк.слав. "слово" – перевод греческого lógos, у которого есть еще множество значений, в том числе и "смысл", "разум").

Никому не уподобилась ты, душа, из ветхозаветных праведников: ни Сифу, ни Еносу, ни Еноху, ни Ною, но явилася еси убога праведных жизни – оказалась чужда (бедна свойствами) жизни праведников (срд., 2 песнь, 2 ирмос, 3 троп.). Тело мое осквернилось, дух окаляся т.е. измазан грязью, обезображен (см. дальше, во 2 троп. 5 песни калом смесихся – буквально "огрязнил себя грязью", испачкал; калъ – грязь, слякоть, тина, ил), весь острупися, т.е. покрылся ранами, болячками (срд., 1 троп. 4 песни).

Наг есмь чертога, наг есмь и брака, купно и вечери… – лишен я чертога (чертог – внутренняя комната в доме, спальня, особенно брачная, украшенная), лишен и брачного пира, вместе и угощения: чертог заключися мне спящу, поскольку комната была заперта, пока я спал (срд., 6 троп. 4 песни).

Я стал тяжкий (лютый, свирепый) нравом, был фараону горькому… ианни и иамври, злому (вредному) фараону как Ианний и Иамврий (египетские волхвы), душею и телом, и погружен (потоплен, утоплен) умом (срд., 1 троп. 5 песни).

Ты, душа, уподобилась египтянке Агари, поработившися произволением, отдавшись в рабство (а работа по-церк.слав. это именно рабство) своей воле (своему произволу), и родив нового Измаила – презорство, строптивость, непослушание (чт., 1 троп. 3 песни)

Для перевода использованы "Церковнославяно-русские паронимы. Материалы к словарю" О.А. Седаковой, "Полный церковно-славянский словарь" прот. Г. Дьяченко и "Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам" И.И. Срезневского.

Читайте также:

© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 – 2017

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:

Оценка 4.7 проголосовавших: 17
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here