Агапия ирина и хиония молитва

Самое подробное описание: агапия ирина и хиония молитва - для наших читателей и подписчиков.

Святые девы-мученицы Агапия, Ирина и Хиония

Сестры Агапия, Хиония и Ирина [1] были дочерьми богатого и влиятельного жителя Фессалоники и жили в правление Диоклетиана. В 304 году император издал эдикт, который полностью запрещал хранение книг Священного Писания. Тогда они, дабы сберечь веру, бежали из города и отправились на высокую гору, где стали проводить жизнь в молитве. Телесно они обитали на вершине горы, а души их постоянно пребывали на небесах.

Однажды солдаты императора обнаружили убежище святых и силой привели вместе с другими христианками Кассией, Филиппой, Евтихией и юношей по имени Агафон к правителю Македонии Дулкитию. Правитель сурово встретил их такими словами: «Безумцы, какой глупостью является ваше нежелание повиноваться распоряжениям божественных императоров и цезарей!» Затем он спросил Агафона: «А ты почему отказался вкушать мясо, подносимое богам, как делают все набожные люди?» «Потому что я христианин», – объяснил Агафон. Обратясь к Агапии, Дулкитий поинтересовался, каковы ее убеждения. Юная дева ответила: «Я верую в Бога Живого и не хочу осквернить свою чистую совесть». Правитель спросил у Ирины, почему она не подчиняется распоряжениям императоров. И та отвечала: «Из страха перед Господом!» Хиония ответила так же, Кассия сказала, что хочет спасти свою душу, Филиппия заявила, что лучше примет смерть, нежели коснется мяса, приготовленного для идолов. Евтихия выказала такую же твердость – так как она была на седьмом месяце беременности, судья приказал отправить ее в заточение.

После этого он снова принялся за допросы, пытаясь убедить Агапию согласиться. Она возразила: «Не должно подчиняться сатане. Тебе не удастся изменить мое решение, оно непоколебимо». Дулкитий спросил: «Кто все же вверг вас в это безрассудство?» «Всемогущий Бог и Его Единородный Сын, наш Господь Иисус Христос», – ответила Хиония. Заключив, что более не в силах что-либо сделать, правитель огласил следующий приговор: «Я приговариваю Агапию и Хионию к сожжению заживо за то, что они с кощунственным упорством противятся эдиктам наших августейших повелителей, а также за публичное исповедание порочной религии христиан, к которой питают отвращение все правоверные люди. Что касается Агафона, Ирины, Кассии и Филиппы, они будут заключены в темницу в силу их юного возраста».

На следующий день после казни двух святых Ирина снова предстала перед судом, поскольку у нее были найдены христианские книги, и она отказывалась сказать, кто их ей дал. Дулкитий угрожал деве смертью, но пообещал спасти жизнь, если она согласится совершить жертвоприношение и съест жертвенное мясо. «Никогда, – ответила святая, – потому что вечные муки ждут того, кто отрекся от слова Господа, завещавшего нам любить Его до смерти. Вот почему мы скорее предпочтем быть сожженными заживо, нежели отступить от Писания!»

После очередного пристрастного допроса, во время которого раба Христова проявила мужество истинного воина, правитель приказал оставить ее обнаженной в блудилище. Благодать Духа Святого защитила деву Христову – никто не осмелился ни приблизиться к ней, ни даже обратиться с оскорбительными словами. Она была вновь приведена к Дулкитию, который спросил: «Упорствуешь ли ты в своем безумии?» Святая возразила: «Не в моем безумии, но в вере в истинного Бога!» «Ты получишь надлежащее наказание за дерзость», – пообещал правитель.

Он написал следующий приговор: «Поскольку Ирина отказывается повиноваться указам императоров и совершать жертвоприношения, а также упорствует в исповедании христианской веры, я приказываю сжечь ее заживо, как и ее сестер».

На следующий день солдаты отвели ее на возвышенное место, где до этого были преданы казни ее сестры. Они разожгли костер и приказали мученице самой войти в пламя. С пением псалмов и прославляя Бога, Ирина вошла в огонь, принеся себя «в жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф. 5: 2).

Эта казнь совершилась 1 апреля 304 года. Церковь в честь трех святых была впоследствии возведена перед стенами Фессалоники, возможно, на месте их мученической смерти или погребения.

[1] Мы предлагаем древний текст их «Актов». Существует иной, измененный вариант повествования о мученичестве трех сестер в «Мученичестве св. Анастасии Узорешительницы». В «Актах» не упоминаются ни св. Анастасия, ни св. Зоил и предлагается версия о том, что три сестры были схвачены возле Фессалоники, но вовсе не в районе Аквилеи.

29 апреля 2013 г.

скрыть способы оплаты

Святые дня

Святые мученики Антоний, Иоанн и Евстафий Виленские

Дуб, на котором совершилась казнь мучеников Христовых, срубили и на его месте воздвигли церковь в честь Святой Троицы. Престол в церкви сделали из ствола того дуба. В храме этом поместили святые мощи, от которых было множество чудес.

Это первое подготовленное на высоком современном научном уровне и в то же время общедоступное собрание житий святых. По полноте персоналий оно не имеет аналогов. В собрание вошли рассказы как о святых православного Востока, так и о святых Запада, прославленных Церковью до X века. Большое внимание уделено русским святым, в том числе новомученикам.

+Аудио

Преподобный Зосима, игумен Соловецкий

Он был истинным отцом для монахов, сострадая и в то же время бдительно направляя их по правильному пути в Царство Божие собственным примером длительных постов, ночных бдений, горячих молитв.

скрыть способы оплаты

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Святые мученицы Агапия, Ирина и Хиония.29 апреля.

Дни памяти: 16 апреля

Святые мученицы Агапия, Ирина и Хиония были родными сестрами и жили в конце III – начале IV века вблизи итальянского города Аквилеи. Они остались сиротами в юном возрасте. Девушки вели благочестивую христианскую жизнь и отклоняли домогательства многочисленных женихов. Их духовным руководителем был священник Зинон. Ему было открыто в сонном видении, что в ближайшее время он скончается, а святых дев возьмут на мучение. Такое же откровение было и находившейся в Аквилее великомученице Анастасии († ок. 304, память 22 декабря), которую называли Узорешительницей за то, что она безбоязненно посещала находившихся в тюрьмах христиан, ободряла их и помогала им. Великомученица Анастасия поспешила к сестрам и убеждала их мужественно постоять за Христа. Вскоре предсказанное в видении исполнилось. Священник Зинон скончался, а три девы были схвачены и направлены на суд к императору Диоклитиану (284-305).

Увидев юных прекрасных сестер, император предложил им отречься от Христа и обещал найти знатных женихов из своей свиты. Но святые сестры отвечали, что имеют одного Небесного Жениха – Христа, за веру в Которого готовы пострадать. Император убеждал их отречься от Христа, но ни старшие сестры, ни самая младшая из них не соглашались. Они называли языческих богов идолами, сделанными человеческими руками, и проповедовали веру в Истинного Бога.

По повелению Диоклитиана, направившегося в Македонию, туда были отвезены и святые сестры. Их отдали на суд правителю Дулкицию.

Когда он увидел красоту святых мучениц, то воспылал нечистой страстью. Он взял сестер под стражу и передал им, что они получат свободу, если согласятся исполнить его желание. Но святые мученицы ответили, что они готовы умереть за своего Небесного Жениха – Христа. Тогда Дулкиций решил тайно ночью овладеть ими насильно. Когда святые сестры встали ночью на молитву и славословили Господа, Дулкиций подкрался к двери и хотел войти. Невидимая сила поразила его, он потерял рассудок и кинулся прочь. Не находя выхода, мучитель по дороге попал в поварню, где стояли чугуны, сковороды и котлы, и весь перепачкался в саже. Слуги и воины с трудом узнали его. Когда он увидел себя в зеркале, то подумал, что святые мученицы околдовали его, и решил им отомстить.

На суде Дулкиций велел обнажить перед ним святых мучениц. Но воины, как ни старались, не могли этого сделать: одежды как бы приросли к телам святых дев. Во время суда Дулкиций внезапно заснул, и никто не мог разбудить его. Но только его внесли в дом, он тотчас проснулся.

Когда обо всем происшедшем донесли императору Диоклитиану, он разгневался на Дулкиция и передал святых дев судье Сисинию. Тот начал свой допрос с младшей сестры Ирины. Убедившись в ее непреклонности, он отправил ее в темницу и попытался принудить к отречению святых Хионию и Агапию. Но и их невозможно было склонить к отречению от Христа, и Сисиний приказал сжечь святых Агапию и Хионию. Сестры, услышав приговор, возблагодарили Господа за мученические венцы. В огне Агапия и Хиония отошли ко Господу с молитвой.

Когда огонь погас, все увидели, что тела мучениц и их одежда не опалены огнем, а лица прекрасны и спокойны, как у людей, уснувших тихим сном. На другой день Сисиний приказал привести на суд святую Ирину. Он пугал ее участью старших сестер и уговаривал отречься от Христа, а потом стал угрожать отдать ее на поругание в блудилище. Но святая мученица отвечала: "Пусть мое тело будет отдано на насильственное поругание, но душа моя не осквернится отречением от Христа".

Когда воины Сисиния повели святую Ирину в блудилище, их нагнали два светлых воина и сказали: "Ваш господин Сисиний повелевает вам привести девицу на высокую гору и оставить там, а затем придти к нему и доложить о выполнении приказа". Воины так и поступили. Когда они доложили об этом Сисинию, тот пришел в ярость, так как не давал такого распоряжения. Светлые воины были Ангелы Божии, спасшие святую мученицу от поругания. Сисиний с отрядом воинов направился к горе и увидел на ее вершине святую Ирину. Долго искал он дорогу к вершине, но так и не смог найти. Тогда один из воинов ранил святую Ирину стрелой из лука. Мученица крикнула Сисинию: "Я смеюсь над твоей бессильной злобой и чистой, неоскверненной отхожу ко Господу моему Иисусу Христу". Возблагодарив Господа, она легла на землю и предала дух свой Богу за день до Святой Пасхи († 304).

Великомученица Анастасия узнала о кончине святых сестер и с честью погребла их тела.

Святые мученицы Агапия, Ирина и Хиония

Память святых мучениц Агапии, Ирины и Хионии совершается в Православной Церкви 29 апреля по новому стилю.

Сестры-мученицы Агапия, Ирина и Хиония пострадали за веру и Христа во время правления римского императора Диоклетиана во второй половине III века. Этот правитель отличался большой жестокостью и ненавистью к христианству, которое к третьему столетию уже распространилось по всей Римской империи. Диоклетиан считал необходимым всячески поддерживать в своей стране поклонение римским божествам, поскольку видел в язычестве опору своей власти. За время его правления было замучено и казнено множество людей, не побоявшихся исповедать себя последователями христианской веры. Император издал большое количество эдиктов, направленных против всех граждан империи, которые отказывались совершать языческие жертвоприношения. Православная Церковь особо прославляет тех святых, которые прославили Христа мученической кончиной. В православных храмах издавна существовала традиция располагать иконы святых мучеников на столбах, несущих свод здания, поскольку это символизировало то, что святые, пролившие кровь за веру и Христа, стали столпами Православной Церкви, свидетельствующими об истинности христианского учения.

О святых сестрах Агапии, Ирине и Хионии нам известно, что они были родом из города Аквилея, расположенного в северной Италии. Хотя девушки рано остались сиротами, но заботу о них взял на себя некий священник Зенон, наставлявший сестер в христианской вере и опекавший их. Когда он скончался, то святой Анастасии, также жившей в Аквилеи и получившей впоследствии имя Узорешительницы за смелое служение заключенным в темницах христианам, было видение, в котором ей было сказано о скорой мученической кончине сестер. Поспешив к девушкам, святая Анастасия ободряла их и готовила к грядущему подвигу.

Вскоре предсказание совершилось и святые девы были схвачены и приведены к императору. Диоклетиан был поражен их красотой и пообещал найти богатых и знатных женихов из своих приближенных, если девушки откажутся от христианства и принесут жертву кому-либо из божеств римского пантеона. Однако ни одна из сестер не согласилась на это, и тогда император отправил их к своему наместнику Дулкитию, чтобы тот добился отречения. Однако для Дулкития, отличавшегося большой развратностью, важнее было не то, чтобы три красавицы-сестры принесли жертву языческим богам или хотя бы вкусили идоложертвенную пищу, но то, чтобы они удовлетворили его нечистую страсть. Когда же Агапия, Ирина и Хиония отказались выполнить пожелание наместника, то он решил устроить моральную пытку для чистых и невинных девушек. По его повелению сестры были приведены из темницы во дворец, где Дулкитий повелел в присутствии всех содрать с них одежды. Однако совершилось чудо: воины не могли снять одеяния, которые словно приросли к телам сестер.

Услышав о том, что наместник не может справиться с возложенной на него задачей, император Диоклетиан был разгневан и повелел предать сестер казни. Житие повествует о том, что Агапия и Хиония были сожжены, а Ирину отвели в публичный дом, однако и там она была сохранена чудесным образом от поругания, и тогда святой мученице отрубили голову. Святая Анастасия Узорешительница, узнав о подвиге и кончине сестер, погребла их тела.

Обычно трех сестер Агапию, Ирину и Хионию изображают на иконах вместе, так как они были не только всю жизнь неразлучны, но также приняли втроем мученическую кончину. Фрески с изображением святых нередко встречались в раннехристианском церковном искусстве, где девы писались с венцами мученической славы в руках. Позже появились иконы, на которых изображали святых Агапию и Хионию, сжигаемых на костре, а Ирину – в момент усекновения ее главы.

Агницы словесныя, Агнцу и Пастырю приведостеся мучением ко Христу, течение скончавше, и веру соблюдше. Темже днесь радостною душею совершаем, досточуднии, святую вашу память, Христа величающе.

Крепко душу, Ирино, ополчила еси верою,/ яве лукаваго посрамивши,/ и ко Христу привела еси тьмы людей множества, блаженная,/ и, порфиру от кровей носящи,/ со Ангелы ныне веселишися.

Величаем вас, страстотерпицы святыя Агапие, Ирино и Хионие, и чтим честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте.

Девство нетленно, / мучение всечудно Христу принесосте, / честныя девы, низложивше шатание / прелести безбожное силою крестною, / мужественным разумом. / Темже вся Христова Церковь празднует святую вашу память, / светоносную и нарочитую. Хионии страданию и Агапии сопротивлению, / Ирины мученицы неодолению лицы Ангельстии / блаженнии яве удивишася, / како, мужественными сплетении врага / невидимаго разразивше, / победы венец от руки Живоносца богатно прияша. Огнем скончаваеми, / разжженным смыслом пламень погасисте суетства / и, свещу неугасшу душевную соблюдше, / внидосте со Христом в чертог Небесный, / чудесными же искрами страсти пожгосте, / страстоносицы, / демонов же полки страдальчески победисте.

Агапия ирина и хиония молитва

Изображения в галерее

Страдание святых мучениц Агапии, Хионии и Ирины

Когда император Диоклитиан 1 находился в итальянском городе Аквилее 2 , ему было возвещено из Рима, что все римские темницы переполнены христианами, которые хотя и предаются многоразличным мучениям, однако не отрекаются от своего Христа. Они все имеют учителем Хрисогона и слушают его, твердо держась его учения. В ответ на это известие Диоклитиан повелел предать смерти всех христиан, кроме одного Хрисогона, которого велел привести к себе на мучение.

Когда святого исповедника Христова Хрисогона вели связанного из Рима в Аквилею к императору Диоклитиану, святая Анастасия Узорешительница 3 следовала за ним, как за своим учителем, издали.

По прибытии к Диоклитиану мученик Христов был предан жестоким мукам, как не повинующийся нечестивому царскому повелению; потом он был осужден на смерть и обезглавлен 4 вне города в отдаленном пустынном месте. Честное тело его лежало на морском берегу, брошенное на съедение зверям и птицам.

Недалеко оттого места имел пребывание один священник, по имени Зоил, благочестивый старец. Близ него жили три девы, сестры по телу и по духу, Агапия, Хиония и Ирина. Сей священник, узнав, по откровению Божию, о местонахождении тела святого мученика Хрисогона, взял его вместе с главою и, вложив в деревянный гроб, скрыл в своем доме. На тридцатый день после сего ему явился в видении святой Хрисогон и сказал: «Знай, что до истечения девяти дней живущие недалеко от тебя три девы Христовы будут взяты на мучение. Поэтому скажи рабе Господней Анастасии, чтобы она позаботилась о них, возбуждая их к мужественному перенесению подвига, пока они не будут увенчаны страдальческим венцем. Будь и ты в доброй надежде, что получишь сладкие плоды твоих подвигов, ибо вскоре освободишься от земных уз, с радостью отойдешь к Христу и упокоишься вместе со святыми».

Такое же откровение было и святой Анастасии. Подвигнутая Божественным Духом, она пришла к дому пресвитера, которого раньше совсем не знала, и спросила его:

— Где те девы, о мученической кончине коих было открыто тебе в видении?

Узнав, где находится их жилище, она пришла к ним, с любовью приветствовала их и пробыла у них одну ночь, ведя с ними душеспасительную и исполненную божественной любви беседу, в которой возбуждала их мужественно, до крови, постоять за Жениха своего — Христа. Увидав в дому священника мощи святого мученика Христова Хрисогона, своего любимого учителя, Анастасия долгое время плакала над ними, обливая их слезами и поручая себя молитвам сего святого. После сего она снова вернулась в город Аквилею, и там продолжала совершать обычное свое служение узникам Христовым, заключенным в темницах, помогая им от своего имущества.

Действительно все так и произошло, как сказал в видении святой Хрисогон священнику Зинону: спустя десять дней сей святой пресвитер преставился ко Господу, а три святые девы Агапия, Хиония и Ирина были схвачены и отведены к императору Диоклитиану на мучения.

Увидав их, император, спросил:

— Какое безумие научило вас последовать жалкому и скверному заблуждению, унижая справедливый закон наш и презирая, как нечто нечистое, наших богов? Но так как я вижу, что вы знатного рода, молоды и прекрасны, то, сожалея вас, советую вам пощадить себя. Отрекитесь от вашего Христа и принесите жертву богам, и я дам вам из своей свиты трех юношей знатного рода, вполне достойных вашей красоты, чтобы вы имели славных мужей, ради которых и сами будете в почести.

На сии царские прельщения ответила старшая сестра, святая Агапия:

— Царь, тебе надлежит заботиться о народных делах, о иноплеменниках, о войсках, а ты говоришь многое несправедливое, унижая Живого Бога, помощь Коего тебе весьма необходима и благость Коего долготерпит о тебе; ты же Его хулишь.

Тогда Диоклитиан сказал:

— Сия девица безумна; приведите ко мне другую.

После того к нему привели ее сестру, святую Хионию, которая сказала царю следующее:

— Моя сестра, царь, не безумна. Наоборот, рассуждая здраво, она показала неправоту твоего увещания — поклониться идолам.

Царь же, не желая далее слушать и эту сестру, повелел подвести к себе поближе третью сестру, святую, Ирину, и сказал ей:

— Так как твои сестры обезумели, то ты, юнейшая из них, преклони свою голову пред богами, дабы и сестры твои, смотря на тебя, сделали тоже самое.

Но и святая Ирина с твердостью отвечала:

— Пусть преклоняют свои головы пред идолами все обезумевшие в своем нечестии противники Истинного Бога. Что может быть суетнее и безумнее сего, как покланяться произведению художника, сделанному им за известную плату? Ибо сначала ты советуешься с художником, за какую цену и какого сделать идола, стоящего ли или сидящего, лежащего или скачущего, смеющегося или плачущего, из какого сделать материала — из дерева ли, или из камня, или из меди, или из иного какого материала. И если он сделает плохо, ты нарушаешь условие, а если хорошо, то отдаешь обещанную плату. А потом сему купленному и сделанному ты покланяешься, называя своим богом истукана, которого скорее подобает называть купленным рабом, нежели богом.

В ответ на такие речи святых дев Диоклитиан сказал:

— На таковые слова надлежит отвечать мучениями, — и повелел бросить святых дев в темницу. Между тем святая Анастасия (по своему обыкновению обходившая заключенных в темницах) пришла и к сим святым девам и утешала их упованием на помощь Божию и надеждою славной победы и торжества над врагами.

По прошествии некоторого времени царю было надобно отправиться в Македонию 5 для устроения некоторых народных нужд. За ним туда были отведены все христиане, находившиеся в заключении в Аквиле, вместе с коими были и три святые девы — Агапия, Хиония и Ирина; святая Анастасия также последовала за ними. Когда прибыли в Македонию, царь приказал игемону 6 Дулкицию подвергнуть пыткам христиан, дабы принудить их к принесению идольских жертв; непокорных же приказал после различньгх мучений предавать смерти. Так как невозможно описать страдания множества святых мучеников, в то время там преданных различным мукам, то мы скажем только о страдальческих подвигах вышеназванных трех святых дев.

Когда сии невесты Христовы были приведены на мучения пред игемона Дулкиция, тотчас он, увидав их необыкновенную красоту, воспылал к ним нечистым желанием. Он повелел заключить их под стражу и велел передать им через стражника, что они получат свободу и многие дары, если согласятся исполнить нечестивое желание князя. Но святые девы лучше желали тысячу раз умереть, нежели хотя один раз быть опороченными, так что ни ласками, ни угрозами, ни подарками, ни мучениями игемон не мог склонить их согласиться исполнить свое нечестивое желание. Не будучи в состоянии преодолеть сжигавший его пламень похоти, игемон задумал придти ночью к ним в комнату, в которой они содержались, чтобы опорочить их.

При наступлении ночи святые девы стали на молитву, воспевая Богу всенощное славословие и псалмы. Игемон, желая войти к ним, лишь только коснулся порога их комнаты, тотчас обезумел и не мог идти дальше. Вблизи того помещения, в котором находились три сестры, была поварня, где стояло множество сосудов — горшков, котлов и сковород, черных от сажи. Не будучи в состоянии войти в комнату, в которой находились святые девы, игемон, обольщенный бесами, вошел в поварню, при чем выпачкался здесь в саже, загрязнив ею свое лице, руки и всю одежду, и в таком виде вышел к ждавшим его слугам, стоявшим около той комнаты с зажженными светильниками в руках. Слуги, увидав игемона всего черного, страшного, как эфиопа, сильно испугались и, бросив светильники, убежали оттуда. Игемон же, недоумевая, отчего побежали слуги при виде его, подумал, что они смеются и издеваются над ним и пришел в сильный гнев. В это время стало уже рассветать, и где бы ни проходил князь, всюду все разбегались при виде его — и слуги, и стражи, и воины, спасаясь от него как бы от какого страшилища. Тогда игемон отправился во дворец царский, намереваясь пожаловаться царю на воинов, бывших под его начальством, за то, что они не слушались его и даже насмехались над ним. Но лишь только он подошел к царскому жилищу, как услышал громкий и продолжительный смех, доносившийся до него оттуда, причем, некоторые из бывших там предались бегству испугавшись его, другие же стали бить его, отгоняя от дверей царского жилища, так как никто не мог подумать что это игемон Дулкиций, но все думали, что это был какой-нибудь юродивый. Однако игемон все еще не мог понять того, что он весь в саже, так как глаза его, по действу диавола, омрачились. Ему казалось, что он был бел лицом и одежда и руки его были чисты. Но когда, наконец, слуги его догадались, что господин их обезумел, тотчас побежали за ним и отвели его домой, говоря: «Посмотри на себя, каков ты!»

Когда же он вошел в дом, то жена его и все домашние рабы и рабыни стали сильно плакать, думая, что он сошел с ума, а прочие сторонились его и не вступали с ним в общение. Сам же он все еще недоумевал и удивлялся, почему одни плачут о нем, а другие даже гнушаются им. Потом нечестивые глаза его открылись и он увидал себя загрязненным, заметив в зеркале, что лицо его было черно, как у эфиопа и поняв, что был посрамлен бесом. Тогда он сильно разгневался на святых дев, думая, что они посредством своего волшебства соделали с ним все это и придумывал, как бы им отомстить. Вымыв свое тело и переменив одежду, он сел на судейском месте в виду всего народа. Затем игемон повелел, приготовив орудие для мучений, снова привести святых дев. Когда же святые девы были приведены, игемон приказал обнажить их, дабы увидать их тела.

Но лишь только начали совлекать с них одеяния — не могли ничего соделать, ибо по Божиему изволению, одежды святых так крепко пристали к их телам, как бы кожа к телу, — и все дивились такому чуду. Слуги, хотя и долгое время старались снять со святых одежду, не могли этого сделать. Игемон же, сидя на судилище, внезапно задремал и вдруг уснул таким крепким сном, что его никак не могли разбудить: его и толкали и громко кричали, около него, но он спал, как мертвый. Тогда взяв его спящим, отнесли его в его дом. Но лишь только он был внесен в дом, как тотчас проснулся. Узнав обо всем случившемся с игемоном Дулкицием, царь сильно разгневался на него, и повелел отдать святых дев на истязание судье Сисинию. Этот судья начал свой допрос с младшей сестры, Ирины. Он спросил:

— Повинуешься л и ты царскому повелению?

— Нет, не повинуюсь, ибо я христианка, раба Всемогущего Бога.

Тогда судья приказал отвести ее в темницу. Потом, повелев привести пред судилище Агапию и Хионию, сказал им:

— Младшая сестра ваша прельщена и научена вами презирать божественные законы; посему я решил пока отложить мучения ее, дабы она, видя ваши мучения, убоялась и послушалась нас. Если же вы желаете избавиться от мучений, принесите жертву богам, как приносим мы, повинуясь царскому повелению.

Святая Агапия ответила судье:

— Вера наша непоколебима.

Тогда судья сказал Хионии:

— А ты что скажешь?

— Вера наша останется неизменною.

Тогда судья спросил:

— Есть ли у вас какие-либо христианские книги?

Святые девы отвечали:

— Есть книги, но они сокрыты в нашем уме, откуда их невозможно взять врагам Христовым.

— Кто научил вас добровольно предать себя на такие мучения?

Святые девы отвечали:

— Мучения эти временны и приносят большую пользу, ибо через них можно достигнуть вечной славы.

Судья строго сказал:

— Исполните царское повеление и принесите жертвы богам.

Но святые девы сказали:

— Мы приносим Богу жертву хвалы, диаволу же никогда не принесем жертвы. Не думай отвратить нас от Бога Господа нашего Иисуса Христа, но исполняй приказанное тебе твоим царем земным, как и мы исполняем повеления нашего Царя Небесного.

Тогда, разгневавшись, судья Сисиний дал такое приказание относительно святых:

— Повелеваю Агапию и Хионию, не согласившихся после судебного увещания исполнить царское повеление, сжечь живыми.

Услыхав такой приговор, святые девы исполнились радости и громко воскликнули:

— Благодарим Тебя, Господи Иисусе Христе, что сподобил нас быть исповедницами Твоего Пресвятого Имени. В руки Твои, Владыка, приими наши души!

Брошенные в огонь, святые девы молились там и с молитвой предали души свои в руки Господа своего 7 . Между тем сильное пламя нисколько не повредило не только телам святых дев, но не коснулось даже и их одежд, так что никакого следа от огня не осталось на них. Произошло сие в знамение язычникам, что святые девы не от огня умерли, но своими молитвами испросили себе от Бога блаженную кончину. Честные тела их, не поврежденные огнем, слуги святой Анастасии Узорешительницы ночью взяли и принесли к своей госпоже. Святая же Анастасия, помазав святые тела их ароматами, с честью положила в новом гробе, радуясь духом и моля Господа, да сподобит Он и ее быть участницею в блаженстве тех святых дев.

На другой день судья Сисиний снова сел на судище и приказал привести святую Ирину. Когда она была приведена, он сказал ей:

— Принеси жертву богам, чтобы и тебе не погибнуть на огне также, как погибли твои сестры.

Но святая мужественно отвечала:

— Не принесу жертвы, ибо весьма желаю быть участницею в блаженстве моих сестер, да не буду вдали от них, когда они предстанут пред лице Божие.

— Послушайся нашего увещания, — сказал судья, — в противном случае ты будешь подвергнута еще более жестоким мукам, чем твои сестры.

— Я готова на всевозможные мучения, — отвечала святая, — ибо желаю умереть за истину и чрез смерть получить жизнь вечную; я желаю, пройдя сквозь огонь, достигнуть утехи.

Тогда судья сказал ей:

— Я прикажу отвести тебя, нагую, в блудилище, дабы ты была там предана поруганию, пока не умрешь.

— Тело мое также будет страдать от блудника, как от кусающегося пса, или от волка, или от медведя или от жала змеи. И для меня гораздо лучше, если будет страдать мое оскверненное тело, нежели я оскверню идолопоклонством свою душу, ибо грех, соделываемый поневоле, когда душа не соизволяет на это, не поставляется в вину пред Богом.

Разве осквернились святые, раньше пострадавшие за исповедание имени Иисуса Христа, коим насильно мучители вливали в уста кровь идоложертвенную?

— Неужели не осквернились вкусившие от наших жертв, — спросил судья.

— Не только не осквернились, — отвечала святая, — но были увенчаны от Бога за это, так как им, имеющим связанные руки, насильно открывали уста и насильно же вливали в них идоложертвенную кровь. Грех, совершенный добровольно, заслуживает наказания, а совершенный против воли, не вменяется. Также и мне, отдавшей свое тело Христу моему, если сделаете что-либо насилием, — надеюсь, что не буду посрамлена пред моим бессмертным Женихом, но получу он Него награду, так как ради Него я терплю от вас насилие. Я не обращу внимания на то, что вы захотите сделать с моим телом: предадите ли вы его осквернению, или ранам, или огню, я готова все претерпеть ради имени Господа Бога моего. Но Бог мой имеет власть и силу и не допустит вам сделать то, что замыслили сделать со мной.

Тогда судья повелел воинам отвести юную деву в блудилище и приказал, чтобы там она была отдана на поругание до тех пор, пока не умрет. На дороге, когда святую вели воины, их догнали другие два воина, весьма величественные по виду и светлые лицом, и сказали воинам, ведущим святую:

— Судья послал нас сказать вам, чтобы вы отвели сию деву туда, куда мы вам покажем.

И отвели их за город и, возведя на один, весьма высокий, холм, сказали воинам:

— Ступайте, скажите судье Сисинию, что вы поставили деву на холме, как вам было велено.

Воины отправились к судье, а два светлые мужа стали невидимы, ибо это были ангелы Божии.

Святая же дева Ирина стояла на холме, хваля и благодаря Христа Бога, избавившего ее от рук блудников.

Когда судье было донесено о случившемся, он сильно разгневался на то, что его повеление не было исполнено, и, сев на коня, поехал к тому холму.

Подъехав, судья увидал святую деву, стоящую на холме, но не мог взойти на холм, ибо ему показалось, что холм был как бы огражден высокою стеною, которую невозможно было переступить. Объезжая вокруг холма, он пылал сильным гневом на то, что не мог приблизиться к святой деве и так ездил он от утра до вечера, ничего не добившись. Некоторые же из бывших при нем воинов, натянув свои луки, пустили в святую стрелы и ранили ее. Она же воскликнула, обращаясь к судье:

— Я смеюсь над тобою, окаянный, что ты как бы на какого сильного мужа, вышел на меня, слабую женщину, с оружием. Но вот я, чистою и неоскверненною вами, отхожу ко Господу моему Иисусу Христу, Который ныне сопричислит меня к моим сестрам.

Сказав так и воздав благодарение Богу, святая легла на землю и предала свою душу Господу. Случилось же сие за день до праздника святой Пасхи 8 .

Когда наступила ночь, святая Анастасия послала своих слуг взять честное тело святые мученицы Ирины с холма и, помазав его ароматами, положила его вместе с телами сестер ее.

Так совершили свой страдальческий подвиг святые мученицы три сестры девы — Агапия, Хиония и Ирина и предстали со славою престолу Пресвятые Троицы, Отцу и Сыну и Святому Духу, Единому Богу, Ему же слава во веки. Аминь.

  • 1 Диоклитиан, император римский, царствовал с 284 по 305 г.^
  • 2 Аквилея — в древности большой и знаменитый город в северной Италии, основанный римлянами за два столетия до Р.Х. В истории христианской Церкви город Аквилея замечателен как место нескольких поместных соборов и как колыбель особого символа веры (так называемого «аквилейского»).^
  • 3 Святой Анастасии присвоено наименование «Узорешительницы» потому, что она обходила христиан, заключенных в темницах (находившихся «в узах») и подавала каждому свою посильную помощь, как, напр., лечила их раны, выкупала их из темницы или утешала их в страданиях. Впоследствии она сама скончалась мученически, быв умерщвлена за исповедание имени Христова в 304 г. Память ее празднуется святою Церковью 22 декабря/4 января.^
  • 4 Кончина святого мученика Хрисогона последовала ок. 304 г. Память его празднуется св. Церковью 22 декабря/4 января.^
  • 5 Македония — страна на Балканском полуострове, примыкающая к северо-западному углу Эгейскаго моря (Салоникский залив).^
  • 6 Игемон — областной правитель.^
  • 7 Кончина святых дев-мучениц Агапии и Хионии последовала в 304 г.^
  • 8 Кончина святой мученицы Ирины последовала в 304 г.^
  • Оценка 4.7 проголосовавших: 18
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here